Трудовой стаж нашей семьи – 350 лет

Трудовой стаж нашей семьи – 350 летБорис Федорович Мазуркевич живет в Городу с 1951 года. Он ровесник нашего города, живой свидетель и знаток его истории. Накануне 58-летия Городу мы напросились к Борису Федоровичу в гости.Трудовой стаж нашей семьи – 350 летБорис Федорович Мазуркевич живет в Городу с 1951 года. Он ровесник нашего города, живой свидетель и знаток его истории. Накануне 58-летия Городу мы напросились к Борису Федоровичу в гости.

— Борис Федорович, как вы стали ангарчанином, сколько лет вам тогда было?
— Помню себя с трехлетнего возраста. Семья наша в 1951 году приехала в Россия из Алма-Аты. Но первым на разведку в новый город отправился дед Александр Иосифович. Устроился на ТЭЦ-1. Работал инструментальщиком в котельном цехе. И вызвал отца: приезжай, мол, строят новый город, хорошее снабжение, тайга, Байкал, есть возможность получить новую квартиру.
И уговорил. Мы приехали, поселились в седьмом объекте, потом этот район назвали поселком Кирова. Вначале в землянке, но уже в 1955 году получили квартиру в 18 квартале, переехали в город. Там я и пошел в школу №14.
Отец работал на ТЭЦ-1 мастером по регулированию турбин. Проработал на предприятии тридцать с лишним лет. Руки у него были золотые. Главное — не падкий был на роскошь. У нас даже машины не было. Мать как-то предлагает ему:
— Федя, гараж продают. Пятьсот рублей всего.
— А на кой он мне?
— Потом машину купим.
— А зачем?
Мать работала табельщицей на ТЭЦ-1, потом перешла на ТЭЦ-9 старшей табельщицей. Вскоре туда перешел и отец. И я подростком пришел на работу в ТЭЦ-9. Первые два года такелажником, а с 64-го — учеником электромонтера-релейщика. В одной группе со мной работал Юрий Толмачев, известный сегодня в городе адвокат и спортивный болельщик. Он был электромонтером и учился заочно на юридическом.
— Сколько человек насчитывает династия Мазуркевичей?
— Считаем: дед, отец, мать, две тети, брат Сергей, сестра Ольга, моя жена Татьяна, двоюродный брат. Однажды, еще в советские времена, мы сложили годы, отданные ТЭЦ. Получилось свыше 350 лет. У меня в этом году будет стаж 47 лет. Кроме нас на ТЭЦ есть еще несколько династий – Кудрявцевы, Кузьменко, но таких долгожителей, как мы, больше нет.
— Каким было ваше детство?
— Во всяком случае сытым оно не было. Отец получал 120 рублей, имея самый высший разряд — восьмой, мама — 60 рублей. Нас трое — мы с братом и сестренка. На 180 рублей надо было всем одеться, обуться и прокормиться, за квартиру заплатить. Экономили на одежде, после меня Серега донашивал вещи. В магазинах было все. Напротив нашего дома был продовольственный магазин «Косой», его тогда уже так прозвали. Помню, продавалась колбаса «Краковская», такая вкуснятина, как домашняя. Но это по праздникам. А так с утра намажешь кусок хлеба маслом, сахаром присыплешь — и на улицу. Валера Николаев, Гена Юсупов – дружба наша сохранилась до сих пор.
— А прозвище какое было у вас во дворе?
— Мазура. А в армии Мазуркян. Командир всегда: «Мазуркян, сделаешь?» Как что достать, меня снаряжают.
— Школу помните?
— Честно сказать, учиться особо не хотелось. Хоть и отец ремешком поддавал здорово. Ну не шла учеба. Мне интереснее было на улице, в компании. Кино любил страшно. Мог в выходные четыре фильма подряд посмотреть. Когда мы жили в 18 квартале, у нас сосед был Витя Комиссаров, страстный голубятник. Мы с ним дружили и держали голубей. Возле дома соорудили будку, она и сейчас жива. Комиссар держал все: и голубей, и попугайчиков, и рыбок. Аквариумы у него были по 300-400 литров. А какие голуби красавцы: монах, брянские, дутыши, чайки, бойные, драконы, почтовые. Каких только не было!
— Двор в те времена был главным местом в жизни?
— Это была настоящая школа и дружба. Как все пацаны, играл в футбол. Резались в чику, в пристенок. Взрослые играли в домино, но в основном почему-то в лото. В любом дворе, куда ни зайди, у каждого дома стояли длинные столы. Вечером человек 8-10 собрались и погнали по копеечке — по две. Дотемна играли. Только и слышно: «барабанные палочки», «чертова дюжина», «трое вышли из леса», «утята» (это 22), «топорики» (это 77). Сегодня жизнь из ангарских дворов ушла, старикам и сесть пообщаться негде.
— Как вы жили без телевизора?
— Хорошо жили, общались, в гости ходили.
Первый телевизор был у наших соседей Лихачевых, они купили его в 1961 году. Один телевизор на весь дом. А с Витькой Лихачевым мы дружили. Вечером все идем к нему, в прихожей разуваемся (чтобы ноги были вымыты!), садимся на ковер и смотрим новости.
— Какому событию в истории страны вы были свидетелем?
— Мне уже 5 лет было, мы жили в 59 квартале. Дело было утром. Смотрим, народ валит к «Победе». А в то время у входа в кинотеатр стояли небольшие памятники. Слева Сталину, справа Ленину. Народ кто плачет, кто смеется. Мы бежим: что случилось? Сталин умер! В тот же день вечером подогнали кран и хотели снять памятник Сталину. Народ вначале не дал, встали живым кольцом. Но потом все равно петлю набросили, подняли и увезли. А на памятник Ильичу повесили плакат «Проснись, дедушка Ленин, посмотри на безобразия, которые творятся».
— Борис Федорович, вы опытный стрелок-стендовик. Как все началось?
— Как и многие ангарские пацаны того времени, я перепробовал много секций. И в легкую атлетику ходил, и в бокс к Караваеву. Как-то отец позвал: давай к нам в стендовую стрельбу. Он тогда входил в сборную Городу и области.
— Помнится, в пойме Китоя был стрелковый стенд.
— Да, один из лучших в области. Он работал с 53-го по 76-й год. Но нашлись люди, которые решили на нашей базе сделать два футбольных поля. Сколько ни говорили им, что стендовая стрельба — олимпийский вид спорта и его надо развивать, бесполезно. В итоге у нас ни футбола, ни стендовой стрельбы.
— Сколько вы выбивали в лучшие времена?
— 189 из 200, 144 из 150 и 96 из 100. У меня были результаты международного класса.
Я — чемпион зоны Сибири и Дальнего Востока среди юношей. 20-кратный чемпион Иркутской области, в городских соревнованиях побеждал 39 раз.
Начинал с ружья МЦ-8 12-го калибра Тульского оружейного завода, который специально выпускал ружья для членов сборной страны. Сейчас у меня МЦ-108. Современное и дорогое ружье.
— А где храните его?
— В сейфе, как и положено. Настоящий мужчина цену оружию знает и под кровать заряженным его никогда не сунет.
— Ну трофеи-то были?
— Мне было лет 11-12, когда отец впервые взял меня на охоту. 24 августа только открылась охота на коз. Обычно мужики ездили поохотиться в деревню Бугроватка, это район кладбища 8-е Марта. Подстрелить никого не удалось, зато на меня случайно вышел баран, у ног трется, мекает. Я его за рога — и к мужикам. Вот, мол, без всякого ружья, руками поймал. А этого барана в деревне потеряли! Долго мне вспоминали мой трофей.
— Что сегодня доставляет вам радость?
— Ждешь охоту. Ждешь из последних сил. Говорят: завтра — открытие сезона. Несешься в Усолье за путевкой. Покупаешь лицензию. Надо подготовиться как следует. Приезжаешь на охоту, в первую очередь встреча с друзьями. Считай, целый год не виделись. Накрываем стол. Первый тост за тех, кто ушел. А потом уже начинаются всякие байки, рассказы. Утром просыпаешься — и на зоречку. Ну что такое охота? Общение, конечно.

Владимир ПОПОВ,
фото из семейного архива Б. МАЗУРКЕВИЧА

1972 год. Иркутск. Борис Мазуркевич – чемпион зоны Сибири и Дальнего Востока среди юношей, чемпион Иркутской области.

Добавить комментарий