Самые трудные-первые 40 дней

Самые трудные-первые 40 днейНа этой неделе, во вторник, была Радуница – особый день поминовения усопших, когда на кладбище побывал практически весь город. В этот день мы встретились с человеком редкой и очень непростой профессии. Татьяна ХОРОШКЕВИЧ – распорядитель на похоронах, 16 лет она работает в ритуальном комплексе в 205-м квартале, помогая людям в их самый трудный день.

— Как вы попали в эту профессию?
— Конечно, о такой профессии не мечтают с детства. По профессии я техник-технолог по сварке. Семь лет отработала в красноярском НИИ. Вернулась в Россия к маме, устроилась на завод КВОиТ, где работала освобожденным председателем профкома. В 90-х годах завод развалился, надо было искать работу. Раиса МИЛОСЛАВЦЕВА организовала альтернативную социальную службу по доставке пенсий и пригласила меня. Она же организовала в городе первую частную ритуальную службу «Обряд».
Мы тогда не знали, что говорить и как. Придумывали всё сами, учились у коллег из Иркутска, Новосибирска. Строго говоря, даже сейчас нет такой профессии – распорядитель на похоронах. Гораздо позже появилась литература, как правильно вести похороны, что за чем следует и почему.

— Помните свой первый рабочий день в этом качестве?
— Еще бы! Заниматься организацией похорон я стала в 1996 году. Было безумно стыдно. И неловко. Говорю людям заученные фразы, которые тогда еще не пережила, не пропустила через себя. Только лет пять назад я осознала, что это — моё дело. Ведь даже хлеб печь с первого раза не у всех получается. А тут проводы человека в последний путь. Здесь не актерское мастерство нужно, а ответное тепло и сопереживание. Неудивительно, что есть те, кто считает меня почти родной, ведь я похоронила многих их родственников.

— Что самое трудное на похоронах?
— Я всегда присутствую в зале и на опыте уже вижу, чего хотят люди. Одни — помпезности, слез, чтобы всё было на лучшем уровне. Другие в таком горе, что им всё равно. Бывают очень сложные похороны. Стоят скорбящие такие крутые, «то им не надо» и «то не так». Смерть – это точка, она не любит суеты. Между тем многие воспринимают похороны как демонстрацию своих возможностей, своего уровня жизни. Думаю, это своеобразное лекарство от горя.
Если сравнивать похороны 90-х годов и сейчас — это огромная разница. Раньше человек от всего сердца говорил спасибо. Сейчас: «Если что, мы на вас пожалуемся».

— Ежедневно сталкиваясь с чужим горем, как сохранить позитивный настрой к жизни?
— Я не делаю ничего особенного. Если провела церемонию прощания достойно, чувствую удовлетворение от хорошо сделанной работы. Бывает высокое давление, неважное настроение, но на работе они проходят, потому что я помогаю людям! Я сама похоронила маму, отца, мужа, брата. Я знаю: работа действительно спасает! У меня умершие, знаете, все какие красивые! Не у всех родственников есть деньги на макияж для покойного. Для этих случаев у меня есть специальная косметичка, и я всё сама сделаю. И на кладбище надо всё сделать как положено: красиво разложить цветы, почистить скамейки, рассадить людей.

— Есть ли у вас перед работой какие-то особые ритуалы, приметы?
— Я не суеверна. Для меня это обычная работа. Но служба все же наложила отпечаток: я очень боюсь за родных. Это мой пунктик. Страшно переживаю за дочь, когда она летает в командировки.

— Существует ли на похоронах какая-то мода?
— В ритуальном деле такого понятия нет. Все зависит от материальной возможности и во многом от завещания, оставленного покойным. Однажды я очень старалась одной старушке с тремя волосинками красиво повязать на голове шарф. А родственники заахали: «Ни в коем случае! Она хотела с распущенными волосами».
Многие люди заранее себе готовят одежду, выбирают фотографию и место на кладбище. Это правильно. Я и себе уже место присмотрела, рядом с мамой. И всем соседям, друзьям советую, пока они в здравой памяти, пока им не 80 лет, трезво оценить ситуацию. Это забота о своих близких, чтобы после смерти им было меньше хлопот. И завещание надо написать заранее, чтобы по справедливости разделить имущество. Если бы все это делали, проблем стало бы меньше. И судов тоже. Суеверия насчет того, что нельзя о смерти говорить заранее, – это чушь.

— Какие неожиданности случались на работе?
— Помню, одна бабушка завещала положить к себе подушку из собственных волос, которую она заранее приготовила. Детям часто кладут игрушки. Людям с травмами — костыли. Женщинам – косметичку, любимые духи. Но если перед этим проходит отпевание, батюшка обязательно скажет, что всё это там не понадобится. Я с ним согласна. Но если родственники хотят, почему нет? Своей маме я положила очки и халатик. Поэтому советую родственникам поступать так, как они посчитают нужным. Мы все разные. И похороны – это всегда индивидуальность.

— Бывает, когда прощание идет не по сценарию?
— Однажды я услышала в зале прощания неуместно веселую музыку. Мне чуть плохо не стало! Оказалось, этого хотела покойная. На других похоронах включили какую-то надрывную песню про маму. Потом нам звонили знакомые: вы что, с ума сошли, так сердце рвать? А это и не мы вовсе, а пожелание родственников. Недавно хоронила бабушку из 4-го поселка, которая завещала на ее похоронах не плакать, а спеть частушки. Я озвучила желание покойной. Но в православной вере смерть – это прежде всего скорбь.

— Как часто люди приглашают священника?
— В последнее время почти всегда. Нередко приглашают девушку-скрипачку. Однако во всем должна быть мера. А то и священник отпел, и слайды прокрутили, и еще скрипка играет… Это называется «мы хотим полный букет».

— Какие похороны для вас самые тяжелые?
— Детей, и не обязательно самых маленьких. Горше всего хоронить подростков, молодых людей, которых пережили родители. Дети — они всегда дети. Вот этого горя нет страшнее. И никакие слова о том, что время лечит, здесь не помогут.

— Чем утешиться, когда теряешь близкого человека?
— К огромному сожалению, никого не минует горькая чаша расставания с близкими. Часто я задаю себе вопрос: не надоели ли людям наши однообразные слова? Но как на свадьбе кричат «Горько!», так и в нашем скорбном деле есть традиции. По себе знаю, что самые трудные и невыносимые – первые 40 дней. Но когда они пройдут, станет капельку полегче. Главное, не заниматься самокопанием и линчеванием, что где-то не досмотрел, что-то упустил.

Беседовала Оксана ТИХАЯ,
корреспондент газеты “Время”,
фото Николая СТЕРНИНА

Как вы захотите, так вас и похоронят.

Continue reading «Самые трудные-первые 40 дней»

Газовая ржавчина

Газовая ржавчинаСегодня 55% газовых сетей в Городу требуют внимания специалистов

Совет дома № 57 микрорайона 10 направил в УМВД Городу по городу Городу заявление, в котором просит принять меры к директору «Жилищного управления» Антону ТЁлину: люди платят деньги за техническое обслуживание внутридомового газового оборудования, а управляющая компания эти деньги не перечисляет, чем ставит под угрозу безопасность проживания в доме.

В Городу протяженность подземного газопровода составляет 239 км, внутридомового -320 км. Сети старые. Есть ли гарантия, что завтра у нас не рванет? Об этом мы спросили Валентина КИЛИВНИКА, директора «Россиягоргаза».

— Хочу отметить, что мы не отказываемся ни от выполнения работ, ни от заключения договоров, но управляющие компании не хотят сотрудничать. Люди правильно беспокоятся: они платят деньги за обслуживание внутридомового газового оборудования, но эти деньги в «Россиягоргаз» не поступают. Таких жалоб много. Например, совет дома 2/2а 6а микрорайона в марте 2012 года направил мне заявление, в котором просит прояснить ситуацию с УК «ЖилКом». В июне 2010 года «Россиягоргаз» подписал с этой компанией договор на техобслуживание и проверку на герметичность внутридомового газового оборудования. В 2011 году «ЖилКом» нам перечислил 616 тысяч 70 рублей, но акты выполненных работ подписывать отказался, поэтому в ноябре 2011 года «Россиягоргаз» вернул управляющей компании оставшиеся 364 тысячи 320 рублей и расторг с ней договор. Новый договор до сих пор не заключен, в 2012 году денежные средства «Россиягоргазу» эта управляющая компания не перечисляла.

— Ваши действия?
-Мы обращались в прокуратуру, департамент ЖКХ, администрацию города, МЧС, пишем, что газовые сети в городе старые, договоров с УК нет. Реакция? Прокуратура передала наши письма в антимонопольную службу, чтобы нас потрясли. Трясут.

Население тоже против нас, люди сердятся, когда мы проводим профилактическую работу, не понимая, что это их безопасность. Приходят ко мне бабушки дома №10 квартала 92/93, недовольные тем, что мы проводим работы в их доме, приостановили подачу газа. На следующий день мы откопали подземный газопровод у этого дома, осмотрели буквально каждый сантиметр и вырезали кусок трубы, на которой коррозионное повреждение длиной 30 см. Видим, те же бабушки сидят на лавочке, показали им ржавую трубу, рассказали, чем это грозило всем жильцам, только тогда они согласились несколько дней пожить без газа, лишь бы мы все трубы проверили.

Или другой случай: поступил сигнал по утечке газа по адресу: 17 мрн, дом 22. Мы проверяли все квартиры, но один жилец не захотел нас пускать. Еле уговорили! Но когда мы нашли и ликвидировали утечку в кране перед плитой, мужчина отказался с нами заключать договор. Сейчас мы подали иск в суд, просим понудить его заключить с нами договор и оплатить работы за техническое обслуживание.

— Раньше жильцы платили за обслуживание внутридомового газового оборудования по 12 копеек с квадратного метра. Почему изменилась система оплаты?
— Все говорят о 12 копейках, но мы не обслуживаем квадратные метры, мы обслуживаем газовое оборудование, которое находится внутри дома. До 2005 года расходы за его техническое обслуживание были включены в стоимость газа, и вопросов по его оплате у населения не возникало. Но федеральная служба по тарифам разъяснила, что поставка газа — это коммунальная услуга, а техобслуживание — это услуга по содержанию жилья. То есть это разные виды услуг, оплата которых возложена на собственников жилых помещений многоквартирного дома.

Еще одно изменение касается периодичности проведения технического обслуживания газового оборудования. На основе «Порядка содержания и ремонта ВДГО в РФ», который действует по постановлению правительства РФ № 549 от 21 июля 2008 года, сроки техобслуживания устанавливаются с учётом срока службы, технического состояния газового оборудования, условий его эксплуатации. В Городу это должно происходить один раз в три года на газопроводах сроком эксплуатации до 30 лет и ежегодно на тех газопроводах, которые служат свыше 30 лет.

Мы как газоснабжающая организация обязаны обеспечить безопасную поставку газа и техническое обслуживание. То есть мы не должны поставлять газ в сети, которые на ладан дышат, но сегодня мы тушим пожар. При этом не знаем, где «загорится» завтра. Сейчас аварийные заявки по жилому фонду увеличились, 46% из них — жалобы на плиты, остальные — на внутридомовое газовое оборудование, находящееся в общедомовой собственности.

Газовая ржавчина— По нашей информации, договоры на техобслуживание домов с «Ангаскгоргазом» заключили только две управляющие компании –«Наш Дом» и ЖЭУ-6. По каким причинам этого не делают другие управляющие компании?
— Внутридомовое газовое оборудование разделено на два вида: за внутриквартирное отвечает собственник помещения, обслуживание газопровода от крана в квартире до крана на вводе газопровода в подъезде осуществляется по договору с УК.

Сейчас заключено 70 тысяч договоров по внутриквартирному обслуживанию, это практически каждая квартира. А газовое оборудование, которое находится внутри подъезда, осталось без обслуживания. По договорам мы работаем только с двумя компаниями, обслуживаем их дома и даем гарантию на период до следующего техобслуживания. Остальные УК якобы не устраивает наш сметный расчет. Например, мы выполнили работы на домах, которые обслуживает компания «ЖилКом», но управляющая компания не согласилась с объемами, заявив, что они завышены. В результате акты выполненных работ не подписывают. Директор управляющей компании ДОСТ график работ подписал, а когда они были выполнены, акты подписать тоже отказался. Очевидно, управляющие компании ждут, пока где-нибудь не грохнет. Но сегодня 55 процентов газовых сетей в Городу требуют пристального внимания специалистов.

-Управляющие компании твердят, что вы, монополисты, диктуете свои правила, которые они выполнить не могут. Например, по информации Светланы Хамируевой, директора ЖЭУ-6, за обслуживание газовых сетей в 12-м микрорайоне они заплатили 270 тысяч рублей.
— Но безопасность дороже! К тому же надо учитывать тот факт, что в 12-м микрорайоне 17 домов, нетрудно подсчитать, что стоимость техобслуживания внутридомового газового оборудования за один дом составляет 15 тысяч 882 рубля. Управляющие компании ищут разные причины, чтобы не перечислять «Россиягоргазу» деньги жильцов. Куда уходят эти немалые суммы, я не знаю, пусть собственники жилья сами выясняют.

А управляющим компаниям хочу напомнить, что когда взорвался газ в Астрахани, наручники надели и на представителя УК, и на представителя горгаза. Мы отвечаем за поставку газа, на управляющей компании согласно Жилищному кодексу лежит обязанность обеспечить надлежащее содержание общего имущества многоквартирного дома. Ответственность у нас обоюдная, поэтому хотелось бы договориться. Иначе у «Россиягоргаза» останется единственная мера обеспечения безопасности горожан — массовое отключение подачи газа.

Ольга КРАСНОВА,
корреспондент газеты «Время»,
фото Николая СТЕРНИНА

P.S.
Это было последнее интервью 56-летнего Валентина Аркадьевича КИЛИВНИКА. 17 апреля он скоропостижно ушел из жизни.

Кстати

На плитке дешевле

Полгода живёт без газа Тамара ГАМАНКОВА, жительница 93-го квартала («Вырвались из сети» — «В» от 6.12.11). В октябре 2011 года она отказалась платить сотрудникам горгаза за техническое обслуживание своей газовой плиты. По той причине, что плита была новая и должна была обслуживаться по гарантии. Газовики вызвали с работы соседку, живущую этажом ниже, и перекрыли у неё стояк, ведущий в квартиру Гаманковой.

Куда только не обращалась женщина с тех пор. Просила помощи у ангарских коммунистов, у депутата Фалейчика, много раз была в самом горгазе, пытаясь договориться. Ничего не помогает. Сейчас у газовиков требование такое: женщина должна сама договориться с соседкой, чтобы та была дома, заплатить всё, что от неё требуется, тогда ей вернут газ.

За время разбирательств гарантийный срок на плиту у Гаманковой закончился. И теперь ей пришлось бы платить в любом случае. Однако за 6 месяцев женщина приобрела неплохую электрическую плитку. И с удивлением обнаружила, что счёт за электричество намного меньше, чем счёт за газ. При том, что живёт женщина вдвоём с сыном. А если прибавить к ежемесячной плате за ресурс ещё и плату за техобслуживание, то газ явно проиграл электричеству.

— Я одно время даже хотела свою новую газовую плиту продать, — рассказала нашей газете Тамара Марковна. – Но так и не решилась, надеюсь, что всё же газ мне подключат, с ним привычнее, удобнее.

Анастасия КУРМАЗОВА,
корреспондент газеты “Время”

Эта газовая труба — элемент стояка 18-го дома 8-го микрорайона. Труба проржавела под воздействием влаги сантехнической штробы, которую она пересекала. Такое опасное соседство — беда всех хрущёвок.

Continue reading «Газовая ржавчина»

Я собираю миллион алых… окурков

Я собираю миллион алых… окурковЖурналисты нашей газеты встречают его практически на всех выставках, открывающихся экспозициях, литературных вечерах. Он обязательный посетитель городских субботников и прочих мероприятий. Он собирает книги местных авторов, альбомы, карты города и района, путеводители, раритеты, отдавая за них значительную часть своей зарплаты.

Знакомьтесь — Александр Иванович СЕРЕДКИН, проектировщик, геолог, краевед, по совместительству дворник. Лично для меня он своего рода внештатный хранитель нашего города. Уникум. На нынешнем генетическом конвейере таких уже практически не делают…

— Александр Иванович, вы собираете и копите историю нашего города, края. Как вас жизнь в краеведение завела?
— Родился я на прииске Вольный в Якутии в 1944 году. В 1945 году наша семья переехала оттуда в Свирск, где я и рос. В 1954-1959 годах было поветрие – все школьники ходили в краеведческие походы. Оттуда все и повелось.
Больше всего из школьного детства мне запомнился реликтовый лес под Свирском. Там растут многовековые черные сосны. И в том лесу какая-то аномальная зона – там всегда было прохладно.

— А как в Городу оказались?
— Закончил строительный техникум и устроился чертежником в Гипрогазтоппром, практически сразу меня взяли старшим инженером. И, работая проектировщиком, я поступил в Иркутский госуниверситет на геологический факультет.

Так получилось, что летом на практику выезжал в разные точки Сибири и Дальнего Востока, а зимой чертежи чертил. Вот жизнь меня и подвела к тому, что я всерьез увлекся краеведением.
Потом на реке Витим сгорела моя палатка вместе с приемником, на том моя геологическая карьера и закончилась. Сейчас продолжаю работать в Проектмонтажавтоматике и параллельно совмещаю это с работой дворника.

— Дворниками в советские времена работали художники, писатели, инженеры… Квартиры таким образом зарабатывали… Помните у Бориса Гребенщикова: «Поколение дворников и сторожей»? Сейчас, наверное, таких среди ангарских дворников нет?
— А еще диссиденты мыли посуду в ресторанах, художники мели дороги… Только вы не думайте, что сейчас среди наших дворников и сторожей много интеллигенции.

В Городу вообще очень жидкая творческая диаспора. Как говорил один умный человек, если ее как масло намазать на кусок хлеба количества людей трудовых и промышленных профессий, слой будет такой тонкий, что можно и не разглядеть…

Я, кстати, дворник со стажем — 15 лет в горбольнице №1 тружусь. Нас там четыре человека. И я работаю за двоих. Вот на эту зарплату книги и покупаю.

— А у нас сложилось впечатление, что этой весной у нас дворники в дефиците, а вовсе не люди творческих профессий. Они вообще исчезли с ангарских улиц. Мусора как никогда много, а людей с метлами не видно. Вы согласны?
— Нет, не согласен. Не вижу ничего нового. Мусора этой весной столько же, сколько и всегда. Другое дело, что сейчас, в этот период, побегать приходится. Весна…
И вообще любить свой город надо не на словах, а на деле. Вот если бы пришел каждый ангарчанин на субботник на 2-3 часа, убрал в своем дворе, близлежащем сквере, парке, то это и было бы самым лучшим доказательством этой любви.

И потом, субботник — это замечательный шанс вдохнуть воздух прошлого, отдать дань традициям, которые в Городу в этом плане всегда были мощные. Субботник – это настоящая ностальгия, возможность почувствовать дух коллективизма. Когда люди совместно делают хорошее дело, они производят положительную энергетику. Так что убирайтесь и подзаряжайтесь!

— И если человек сам уберет в своем дворе, у него рука не поднимется больше там мусор на землю бросать. Разве нет?
— Это все мечты. Знаешь, что я собираю каждый день? Миллион алых… окурков! Со следами губной помады. Бог с ними, я их не осуждаю, просто масштабы поражают.
Лично я всегда убираю в парке им. 10-летия Городу. Потому что много лет назад, в 1962 году, мы там сажали деревья — тополя. Вот с тех пор я их и проведываю.

— Кстати. Вот вы говорили про реликтовый лес под Свирском и что там аномальная зона. А в Городу есть такие аномальные зоны? Вы их чувствуете?
— Я на эту скользкую дорожку вставать не хочу. Наговорю здесь ангарчанам про места, которые лично мне не нравятся… Это было бы мое субъективное мнение, так что я лучше промолчу.
Или расскажу читателям газеты про одну зону, где точно есть положительная энергетика. Это рукотворная лесополоса из сосен вдоль Ленинградского проспекта. Вот эти сосны люди сажали с благими намерениями, любовью, душу свою сюда вложили…

Самое удивительное, что практически все саженцы вымахали. А ведь сосна очень капризное в плане посадки дерево. Чуть не туда развернули, и все, погибло. Я считаю, что в этом лесу могучая светлая энергетика. Поэтому его нужно очень постараться сохранить.

— Хорошо, уговорили, не будем о плохом, лучше о вечном.
— Я только пешком хожу по городу и могу сказать, что самая древняя реликвия города – пешеходная тропа, которая идет от старого Китойского моста вдоль всего берегового надпойменного откоса.
Я ее называю тропой тысячелетий. По ней ходили звери, охотники, путешественники, ее утаптывали унты, сапоги, копыта лошадей. Ширина этой тропы всего 50 сантиметров. Она такая плотная, что по ней можно стучать молотком, следов не останется.

Позже появилась тележная дорога, которая идет до Одинска, она очень хорошо просматривается возле кладбища. А возле сангородка она превращается в автомобильную дорогу.

— Вот вы покупаете литературу местную, вымениваете ее, добываете. А где у нас лавка древностей? Где аккумулируется история Городу, наши реликвии?
— Единого краеведческого музея у нас, к сожалению, нет, хотя подобные музеи – обычное дело для любого районного центра. У нас есть отдел краеведения в центральной библиотеке города и архивный отдел администрации АМО (двери архивного отдела открыты по понедельникам и средам). Кстати, руководитель отдела краеведения ЦБС Нина ХИВРАТОВА просит помощи у ангарчан: приносите старые телефонные справочники, книги первых ангарских писателей, фото, воспоминания.

Также у нас есть корпоративные музеи трудовой славы двух градообразующих гигантов — АНХК и АЭХК. Работает над созданием музея трудовой славы наш почетный гражданин, бывший директор этого завода Геннадий БЕЛКИН. Кроме этого, предметы материальной культуры собирает Вера КРАСНОВА в ДТДиМ. Есть экспозиция «Земля Городуя» в музее Победы.

В общем, краеведение у нас в городе рассредоточено. Нет единого накопителя истории и древности. А ведь накопители информации о родном крае – залог грамотности наших детей о местной истории, событиях, крае. И настоящего патриотизма. Согласитесь, сложно любить город, которого ты не знаешь.

Беседовала Наталья ОЖОГИНА,
шеф-редактор субботнего выпуска газеты «Время»,
фото Николая СТЕРНИНА

Continue reading «Я собираю миллион алых… окурков»

Будет и у нас цифровое телевидение

Будет и у нас цифровое телевидениеОдним из самых острых бытовых вопросов для ангарчан остается телевидение. Нас не устраивает то качество эфирного сигнала, который принимают комнатные антенны, то стоимость абонентской платы за кабельное ТВ, то качество услуг кабельных операторов. Василий СТАРИКОВ, директор ООО «Стармедиасервис», с 2004 года занимается спутниковой связью и спутниковым телевидением. С ним мы сегодня и поговорим о телевидении в Городу.

— Вот уже года четыре у нас идет разговор о том, что президент заявил о необходимости предоставлять населению бесплатный пакет социальных телевизионных каналов. Как минимум — для того, чтобы вовремя информировать народ в чрезвычайных ситуациях. А также чтобы в наш век информационных технологий некоторые пенсионеры не чувствовали себя как партизаны в лесу — полностью оторванными от мира. Так будет у нас бесплатное ТВ или нет?
— Да, правительство говорило о том, что населению необходимо предоставлять бесплатный пакет социальных телепрограмм, но механизм реализации данного обещания так и не проработан до конца. Поэтому остается неизвестным, кто и за чей счет обязан предоставлять эти телеканалы.

Да, социальные ТВ-каналы должны предоставляться бесплатно, то есть деньги за сами каналы браться не должны. Но кабельные операторы берут деньги за подключение к своей сети и за обслуживание абонентской линии. Об этом говорится в законе «О связи». Поэтому получается, что платить все-таки придется. Но не за сами каналы, а за обслуживание сети, по которой эти бесплатные каналы доставляются до абонента. Если не платить, то и линия обслуживаться не будет и в конце концов придет в нерабочее состояние. Тогда ни бесплатные, ни платные каналы доставляться до абонента не будут вообще.

— Очень много говорится о цифровом телевидении. Когда оно должно появиться на территории нашей области, нашего города?
— Официальный подрядчик по проведению цифрового телевидения на территории страны – компания РТРС (Российская телерадиотрансляционная сеть). В Москве сформирован основной пакет социальных телеканалов – первый мультиплекс. В него вошли 8 общероссийских обязательных общедоступных каналов: «Россия — Культура», «Первый канал», «Петербург — 5 канал», «Россия – 2», «Россия – 24», «Спорт», «НТВ» и детский канал «Карусель».
Этот пакет формируется в Москве, поднимается на спутник, принимается наземными станциями РТРС и далее передается потребителям в регионах.

Пока, до нынешнего года, приоритеты отдавались приграничным и крупным городам, таким, как Владивосток, Хабаровск, Новосибирск, Нижний Новгород. В Иркутске наземную станцию РТРС планируется построить уже в этом году. До 2015 года цифровое телевидение должно покрыть территорию всей страны.

— Очень много говорится о переходе вещания с аналогового на цифровое. Чем отличаются эти два вида сигнала?
— Аналоговые сигналы применялись долгое время во всех видах связи: телефонной сети, телевизионного радиовещания, военной связи и т.п. Но этот вид сигнала подвержен влиянию помех. Для борьбы с помехами при передаче данного вида сигнала обычно используется увеличение мощности. Но у этого метода борьбы есть свои недостатки. Усиление сигнала рационально, пока этот сигнал не начнет оказывать влияние на другие каналы связи. Кроме того, такое усиление энергетически неэффективно, потому что много энергии сигнала рассеивается на тепло.

Цифровой сигнал имеет много преимуществ. Он более помехоустойчив. Кроме того, цифровой сигнал энергетически более эффективен, он позволяет использовать меньшую мощность источника при передаче, чем при передаче аналогового сигнала. В общем, цифровой сигнал более эффективно использует выделяемые для передачи ресурсы связи.

— Известно, что два ангарских кабельных оператора — «Астра» и «АТВ» — проданы москвичам. Сейчас у этих компаний один хозяин?
— Экспансия из столицы идет давно. В регионы заходят московские инвесторы, вводят своих управляющих, бухгалтерию. «Астру» и «АТВ» купила московская компания «Стрела Телеком» вместе с абонентской базой.
Теоретически это должно было привести к удешевлению абонентской платы, ведь подобная экспансия ведет к укрупнению компаний. Чем больше городов, кабельных операторов, телекомпаний охвачено холдингом, тем меньше должна быть себестоимость предоставляемых услуг. Но на самом деле этого не происходит.

Сейчас многие кабельные операторы предлагают не только ТВ-каналы, но и Интернет в одном пакете. Часто этот вариант действительно оказывается более выгодным абонентам. Да и для самих кабельных операторов объединение услуг – путь к выживанию. На этом рынке сейчас активно развивается конкуренция, что неизбежно должно привести к снижению стоимости услуг.

— Ангарчане вот уже больше года беспокоятся по поводу того, что в их подъездах кто-то проводит свои сети, устанавливает ящики с распределительными щитами. Это что? Так проводится цифровое ТВ?
— Нет, это частное дело хозяйствующих на данной территории субъектов – кабельных операторов. Просто раньше кабельные сети часто проводились абы как, в некоторые дома кабель идет по воздуху, что технологически неверно. Ничего хорошего нет в том, что ТВ-кабель прокладывали через существующие в подъезде общие распределительные щиты, там и без этого хватает других инженерных сетей.

Сейчас кабельные сети упорядочивают, проводят по единому проекту, строят свои коммуникации в подъездах. Это более затратная технология, но она оправдает себя в будущем тем, что позволит подключить все квартиры.

— Многие ангарчане говорят, что им не нужно 50 телевизионных каналов, они вполне бы обошлись восемью-десятью основными. Есть у нас какая-то альтернатива кабельным сетям?
— Альтернатива – спутниковое телевидение и услуга АС-Байкал «Митрис». Но и в них более 10 каналов. Вообще на востоке Городу 6 операторов спутникового ТВ. Самая недорогая абонентская плата у оператора «Триколор-Сибирь» (600 рублей в год). Это очень бюджетное ТВ, но у него не самое высокое качество, на хорошем большом телевизоре оно не очень смотрится. Зато на маленьких телевизорах картинка этого оператора выглядит замечательно.
Вообще эфир Городу перегружен. Развитие нашей телерадиотрансляционной сети сдерживают неудачи Роскосмоса, за последний год произошло 6 падений спутников.

— Все же, несмотря на перегруженность, у эфирного ТВ есть свой потребитель. Вы считаете, что правильно когда-то телевизионные операторы сняли с ангарских крыш старые коллективные антенны, вынудив таким образом ангарчан перейти на кабельное ТВ?
— Нет, конечно, это было незаконно. С другой стороны, надо отдать должное – «эфирка» на тот момент была ужасная, качество картинки было плохим.

— Если человек не желает платить кабельным операторам, а хочет сам принимать на антенну социальный пакет ТВ-каналов, что ему для этого нужно?
— Для приема этого сигнала нужна индивидуальная антенна или коллективная (а ее кто-то должен установить и обслуживать за деньги). Плюс необходима приставка с встроенным тюнером, который будет получать цифровой сигнал и преобразовывать его в аналоговый, понятный любому старому телевизору. Приставка тоже стоит денег. Хотя, по-моему, покупать такие приставки сейчас нет смысла – все новые телевизоры должны иметь встроенный тюнер.

— Сколько помню, специалисты в области телевидения всегда кивают на то, что эфирное (аналоговое) телевидение принимается у нас с неважным качеством телевизионной картинки — Россия находится в зоне неуверенного приема телесигнала. Говорят, что в Иркутске, например, можно ловить эфирное ТВ чуть ли не на гвоздь. Если в Иркутской области наконец появится цифровое телевизионное вещание, мы сможем забыть о том, что Россия находится в некой эфирной черной дыре?
— Мы все сейчас ждем, когда у нас будет введен в эксплуатацию цифровой передатчик в Иркутске, ожидается, что он будет установлен на телерадиоцентре столицы региона. Тогда весь пакет цифровых каналов будет занимать всего одну полосу аналогового канала, и иркутяне получат возможность принимать первый мультиплекс в цифровом качестве. Современные технологии позволяют сжать ТВ-сигнал.

Сейчас проблема освоения эфира решается. Когда на телевизионную вышку в районе «Сатурна» заведут первый мультиплекс, если там установят цифровой передатчик, получив предварительно частоту, на которой он будет работать, тогда можно будет настраивать антенны на нее.

Беседовала Наталья ОЖОГИНА,
корреспондент газеты «Время»,
фото Николая СТЕРНИНА

Continue reading «Будет и у нас цифровое телевидение»

Если ты не умер, можешь всё изменить

Если ты не умер, можешь всё изменитьУ меня есть две знакомые – оптимистка и пессимистка. Когда у первой в магазине вырвали сумочку с крупной суммой денег, она вернулась домой совершенно спокойная и философски заметила, что легко отделалась — деньгами, а не здоровьем расплатилась за свою ошибку (якобы знает, за какую).

У второй моей знакомой вечно недовольное лицо. Свое состояние она понимает: «Да, у меня стресс!» И начинает перечислять все свои трудности – проблемы со здоровьем, с работой, с близкими людьми.
О том, что такое стресс и как от него уберечься, мы беседуем с Аллой ЕЛИЗАРОВОЙ, московским психологом, которая на днях побывала в Городу.

— Стресс — это физическая, психическая, эмоциональная реакция на то, что пугает человека, раздражает его или угрожает ему. При этом его мозг не отличает реальной угрозы от надуманной. Чем чаще окружающая обстановка кажется враждебной, тем больше времени организм пребывает в состоянии боевой готовности.

— Как определить, предстрессовое состояние?
— Мудрые говорят, что если ты проснулся утром без улыбки, то это уже нехорошо. Вот вам и критерий. Симптомы стресса найдут у себя многие – это нарушение концентрации внимания, агрессивность, тревожность без повода, бессонница, постоянное гнетущее чувство вины. В результате в момент наибольшей усталости люди идут к врачу с жалобами на головную боль, боли в спине, язвы, колиты, повышенное давление, сердечные заболевания и многое-многое другое. Врач, конечно, выпишет успокаивающие лекарства, которые на время снимут симптомы. Но когда курс лекарств закончится, все начнется сначала. 

— Есть ли возможность уберечься от стресса? Согласитесь, что советы не волноваться, больше отдыхать неэффективны.
— Рассмотрим обычную ситуацию: весна, вы в новом красивом пальто идете по улице, мимо проезжает машина и окатывает вас грязной водой. Если у вас хорошее настроение, вы улыбнетесь и махнете на это недоразумение рукой. Если же с утра у вас болела спина, а с вечера вы с мужем поссорились, то грязная вода , попавшая на ваше чудное пальто, может вывести вас из строя.

Кто задает себе вопрос, как противостоять этому негативному воздействию, тот находит способы. Человек должен занять по отношению к себе самому активную позицию, сам должен сделать что-то, чтобы свою жизнь изменить. Во-первых, стоит задуматься над тем, что из любой ситуации есть выход. Ведь если ты не умер, значит, еще можно что-то изменить. Во-вторых, надо понять, что все события в нашей жизни происходят не случайно. Они для чего-то нужны. Чаще для того, чтобы человек окреп, научился справляться с трудностями, крылья не складывал, а расправлял их и взлетал.

Но все люди разные, у всех разная реакция на одно и то же событие. Например, человека сократили с работы. Эту ситуацию можно воспринять и как трагедию, и как шанс найти другую, более интересную или высокооплачиваемую.

— Универсального способа борьбы со стрессом еще не придумали?
— Есть такой способ. Это медитация, которой я занимаюсь больше двадцати лет. В тридцать лет я начала заниматься живописью. Мой учитель, которому было 72 года, учил меня не только живописи, учил быть не внутри ситуации, а над ней.

— Когда медитировать, если и присесть некогда?
— Соглашусь, человеку часто некогда заглянуть внутрь себя, чтобы разобраться, откуда взялись неприятности. А ведь из ниоткуда они не приходят. Медитация – это прежде всего глубокий отдых, которого современному человеку не хватает, после которого уходят стрессы, даже самые глубинные. Благодаря медитации можно вытащить из подсознания глубокие «сорняки». Такая практика широко используется российскими психологами.
Замечу, что медитативное состояние — врожденная способность человека, его периодически испытывают все люди, просто об этом не подозревают. Например, такое состояние бывает перед самым сном, когда человек уплывает. Надо использовать эти врожденные способности, чтобы поставить их себе же на службу.

— Чтобы бороться со стрессом, надо ликвидировать его источник. А если такой возможности нет? Например, человеку не дает работать его коллега.
— Внешние обстоятельства меняются, когда меняемся мы. Это значит, что человеку надо найти и понять причину. А искать ее надо не в коллеге, а в самом себе. Мы притягиваем к себе то, что можем притянуть. «Крючки» выхватывают из окружения то, что этим крючкам родственно. Разберись в себе, измени свое состояние, тогда человек, который мешает тебе работать, или уйдет, или перестанет тебя цеплять.

— Как вы относитесь к антидепрессантам? Некоторые месяцами пьют эти таблетки.
— Таблеткой стресс не вылечить. Если ситуация становится неконтролируемой, чтобы с катушек не съехать, может быть, стоит принять несколько таблеток. Но только во время острого кризиса. Не надо приседать на таблетки, поскольку это как наркотик — попытка не решить проблему, а оградиться от нее.

Ольга КРАСНОВА,
фото Николая СТЕРНИНА

Continue reading «Если ты не умер, можешь всё изменить»

Мне стыдно за этих депутатов перед людьми!

Мне стыдно за этих депутатов перед людьми!После третьего срыва официального заседания районной Думы Владимир ЖУКОВ, мэр АМО, закрыл сессию и дал свою оценку возникшей ситуации.

— Протестный характер деятельности депутатов из фракции КПРФ и группы «Открытое мнение» для нас не новость. Честно говоря, мне стыдно за этих депутатов. Совсем недавно на площади собирались тысячи ангарчан под красным флагом в надежде решить годами накопленные проблемы. Люди доверились организаторам этих митингов и избрали их депутатами. И вот сегодня мы видим их истинное лицо. Оказывается, эти люди, кроме как критиковать и поливать грязью, ничего не умеют. И самое страшное — они не пытаются учиться. Они так и остались жить в протестном поле, не понимая, что от них ждут уже не только критики, а конкретных дел.

К сожалению, для удовлетворения своих личных амбиций они выбрали шантаж. Первый раз в публичном поле ангарчане с этим столкнулись в конце прошлого года, когда эти депутаты полтора месяца держали в напряжении жителей и города, и поселений, угрожая не принять бюджет на 2012 год.

Теперь им мешают программа «Управдом», МФЦ, ЦРМС, информационно-аналитический отдел, газета «Россияие ведомости». Срыв внесения изменений в бюджет не что иное, как продолжение шантажа.

Повод как всегда провокационный, инициатор как всегда депутат Иванец, который принес на официальное заседание Думы свой собственный проект решения об изменении в бюджет на 50 листах. Как юрист он прекрасно понимал, что документ требует проработки, обоснований, расчетов, экспертиз, как это делается с официально предложенным вариантом, который прорабатывается заранее на комиссиях. Поэтому он не мог не понимать, что этот документ не может быть принят к рассмотрению на Думе.

— Месяц назад эта же группа депутатов не приняла отчет мэра за прошедший год. Причем не приняла его в ваше отсутствие. Что такого крамольного содержал ваш отчет?
— Мой отчет не мог не раздражать эту группу депутатов, так как их принцип работы основан на критике работы администрации и Думы. Но по итогам работы за прошедший период на цифрах и фактах показано, что, несмотря на противодействие и попытки заблокировать работу, сделано все же много.

Здравоохранение. При бюджете района 2 млрд. 350 млн. рублей на модернизацию здравоохранения из средств федерального бюджета дополнительно удалось привлечь 911 млн. рублей. Сделаны капремонты практически во всех лечебных учреждениях (1-я горбольница, БСМП, детская больница), устанавливается новое диагностическое оборудование, значительно повышена зарплата медперсонала. Открыты фельдшерско-акушерские пункты в поселках. С апреля начинается строительство поликлиники в Мегете.

Образование. Зарплата в сфере образования много лет не повышалась, поэтому для нас это стало приоритетным направлением, на это в 2011 году выделено более 200 млн. рублей, в 2012 г. эта работа продолжается. В этом году будет продолжено строительство школы в 7а мрн. Выполняем строительство двух д/у по 220 мест в 29 мрн и в Мегете, еще один садик по программе сейсмобезопасности. Рассчитываем эти работы провести за счет федерального и регионального бюджетов. Вернули в систему образования 4 д/у. К 1 сентября они будут пущены в эксплуатацию.

Культура. Оказалась в самом заброшенном состоянии. Разморожены и заброшены ДК «Лесник», «Дружба», пожар в ДК «Энергетик», нет ДК в поселках Мегет и Одинск. В культуре самая низкая зарплата в бюджетной сфере. В этом году приступаем к восстановлению ДК «Лесник», подготовлена проектно-сметная документация, запланированы деньги. В этом году начнем строительство ДК в Одинске, подготовлен проект, деньги заложены в бюджет. Готовятся документы на восстановление ДК «Дружба» и строительство ДК в Мегете. Удалось привлечь 164 млн. рублей из средств «Роснефти» для ремонта ДК нефтехимиков.

За прошедший период впервые за много лет начат ремонт и строительство автодорог до садоводств. Решается вопрос передачи бесхозных электросетей и много других жизненно важных вопросов. Благодаря слаженной, профессиональной работе администрации и бюджетной комиссии удалось доходную часть бюджета АМО увеличить с 2 млрд. 350 млн. рублей до 2 млрд. 800 млн. рублей. Почти на 500 млн. рублей.

— Почему протест депутатов вызывает создание МФЦ, программа «Управдом в каждый дом» и работа ЦРМС?
— Оказалось, что, наобещав в рамках предвыборной кампании навести порядок в ЖКХ, они с этой задачей не справились, переводя решение этих вопросов в плоскость митинговщины. От программного системного решения вопроса они отказались. Им было предложено провести обучение собственников жилья по программе «Управдом», создать ассоциацию собственников жилья, войти с ней во всероссийскую ассоциацию, создать центр поддержки собственников жилья, многофункциональный центр. Все это поможет посмотреть на существующие проблемы и управляющим компаниям, и собственникам по-другому. Понимая друг друга.

Ситуация хоть медленно, но стабилизируется. Но эту группу депутатов раздражает, что люди перестали ходить на красные митинги, что они теряют контроль над жителями. Очень надеюсь, что они пересмотрят ситуацию. Работая вместе и слаженно, можно добиться лучших результатов.

Наталья ОЖОГИНА

Continue reading «Мне стыдно за этих депутатов перед людьми!»

На Аляске все есть. Но ничего нельзя

На Аляске все есть. Но ничего нельзяВ Тельму из американского штата Аляска, где проходил чемпионат мира по ледовой скульптуре, вернулся Иван ЗУЕВ. Он завоевал на нем четвертое место. Мы встретились с 38-летним скульптором, чтобы узнать, как это у него получилось.

— Путевку на чемпионат «Айс Аляска-2011» вы завоевали в 2010 году, победив на Байкале в конкурсе «Хрустальная нерпа». Вашу «Паутинку» многие до сих пор вспоминают. Нынче вас на другой континент как старого знакомого пригласили?
— В прошлом году команда Городу, в которой я был капитаном, стала бронзовым призером мира, сделав «Белое безмолвие» — упряжку собак, мчащихся ввысь. Я еще в сингл-блоке занял пятое место. Организаторы соревнований предложили нам приехать в 2012 году, но уже за свой счет. Проживание и питание обеспечивала принимающая сторона, мы оплатили только дорогу.

— Объясните, пожалуйста, русским языком: в чем вы заняли пятое место?
— Чемпионат мира делится на сингл-блок и мульти-блок. В сингл-блоке участвует скульптор один или с помощником. На воплощение идеи дается 68 часов и один ледяной блок размером 2,5х1,6х1,1 метра. На мульти-блок выходит команда до четырех человек. Им дается уже не один, а десять ледяных блоков такого размера. Причем весь лед надо использовать. Времени на исполнение — неделя.

107 скульпторам помогают 200 волонтеров, которые съезжаются в Фэрбенкс со всей Америки. Самую старшую зовут Хуана. Ей 86 лет. Она работает на большом погрузчике. Ставит один пятитонный ледяной блок на другой так осторожно и профессионально, что слышно, как лед звенит при соприкосновении.

На сингл-блок я выходил один. В прошлом году моя скульптура «Душа художника» заняла 5 место. Нынче я работу назвал «Гудзонский ястреб». Это была сцена соколиной охоты. Птица схватила когтями зайчика и поднимается в небо. Размах крыльев моего ястреба составил почти четыре метра. Ребята говорили, что сделать такое нереально и скульптура обязательно рухнет. Однако я просчитал, каким должен быть угол наклона крыльев, чтобы они не отломились.

На мульти-блок я тоже вышел один. Организаторов «Айс Аляска» это шокировало, потому что с подобным они столкнулись впервые за 25 лет. Члены жюри мне сказали: «В правилах сказано, что в мульти-блоке участвует команда, но один – это не команда. Мы не сможем тебя оценивать. Ты автоматически выходишь из соревнований». Я ответил: «Хорошо. Я просто сделаю работу и подарю ее людям». Они удивились еще больше: «Как? Ты не будешь протестовать против того, что не получишь приз?» А чего протестовать? Я придумал красивую скульптуру «Мать», и мне хотелось ее сделать (видео с процессом работы можно посмотреть на нашем сайте в Интернете. – Прим. авт.). Это история о том, как охотник с собаками поднял из берлоги медведицу с медвежонком. Волонтеры, видя, что я один, помогали в два раза больше. Я не успевал подумать, как они мне уже леса возводили. В результате я за полдня построил столько, сколько у других двое суток отняло. На пятые сутки ко мне снова подошли организаторы и попросили на них не обижаться: таковы правила. В качестве компенсации пригласили приехать на следующий год и обещали не только оплатить дорогу, но и выделить машину, чтобы я был более мобильным.

— Вы отсутствовали дома полтора месяца, много денег с Аляски привезли?
— Какой смысл везти домой деньги, если их можно потратить в Америке? Призовой фонд конкурса составлял 18 тысяч долларов. Их делили на 20 наградных мест. Мне вместе с медалью вручили 200 долларов. Но мы до чемпионата имели возможность заработать деньги на строительстве горок и скульптур в детском парке. На заработанное я приобрел профессиональный фотоаппарат с хорошей оптикой, ноутбук последнего поколения, айпеды, золотые украшения. Дочь просила вечернее платье. Но там этих платьев тысячи. Я потерялся в этом разнообразии и не смог ничего выбрать. Купил оловянных солдатиков. Я их по всему миру собираю. Это игрушки ручной работы, которые должны стоять на полочке. У каждого солдатика свой индивидуальный номер. Другого такого во всем мире нет. В моей коллекции их уже почти три десятка.

— Американские друзья вам водку наливали для сугрева?
— Я 20 лет не пью алкоголь вообще. Мне еще в армии замполит объяснил, что будет, если пить водку. Я тогда себе слово дал. Не могу его нарушать. Я знаю, что такое чистый спирт, поскольку одиннадцать с половиной лет проработал на Тельминском спиртзаводе.
Мне Евгения, волонтер, которая была нашим переводчиком, сказала, что мы какие-то ненормальные русские. Пьянок не устраивали. В драках не участвовали. Ничего не разбили. Полицию нам не вызывали. Я ответил, что сейчас пошли другие русские, а малиновые пиджаки остались в прошлом.

— Как думаете, зря мы Аляску американцам уступили когда-то?
— Коренные жители Аляски охраняются законом. Они нигде не работают. Гостиницы, кафе, магазины, которые стоят на их земле, им платят. За добычу золота и нефти им платят. Они живут в свое удовольствие: ходят на рыбалку, охоту, гоняют на собачьих упряжках. А если бы это была часть Городу, вряд ли там так хорошо было.

— Вам не предлагали остаться на Аляске на постоянное место жительства?
— Мой дом в Тельме. Я никуда из поселка уезжать не собираюсь. На Аляску же хорошо на соревнования приезжать. Там очень берегут природу. Нас сразу предупредили: в парке, который находится в черте города, работайте осторожно, не ломайте кустики, не пугайте зверей. Белки скакали прямо по скульптурам. В метре от нас несколько раз проходили лоси, потому что у них тропа. Рысь приходила. Лиса рядом сидела. Белоголовый орел прилетал.

Мы как-то зашли в местный супермаркет, а там газета висит с заголовком «Герои дня» и фотография, на которой два полицейских выталкивали лося из магазина. Запустить внутрь его нельзя, поскольку разгромит все. Убить тоже нельзя. Можно только аккуратно, не причиняя зверю вреда, вытолкать.

Жить я бы там не стал. Скучно. Да, все есть. Но ничего нельзя. Все охраняется законом. Все под контролем. Меня пригласили на подледную рыбалку. За 20 долларов разрешили поймать 10 радужных форелек. Приезжаем на место, а там специальный человек уже пробурил лунки, подкормил рыбу. Дал нам удочки. Я не успел ее закинуть, как леска уже натянулась. Вся рыбалка заняла 20 минут.

— Ледовая скульптура – это красиво, но недолговечно. У вас постоянная работа есть?
— Реставрация Тельминского храма. Я ею уже шестой год занимаюсь. Храму 200 лет. Когда подняли полы, увидели, что там – полуметровый слой загашенной извести вперемежку с опилками. Грунт вынесли и сделали «подушку» для того, чтобы никакой заразы в храме не было. Все найденные монеты, самая древняя из которых датирована 816 годом, замуровали в стены, потому что из храма ничего выносить нельзя.
Зимой я работаю директором художественных мастерских в ООО «Хрустальная лебедь». Набираю ребят и делаю с ними в нескольких городах области ледовые городки.

— Где на скульпторов учат?
— Я окончил Усольский химико-технологический техникум, по специальности электрик. 7 лет назад пришел к Кариму МУХАМАДЕЕВУ, который организовал фестиваль «Байкальская нерпа». Он мне говорил: «Видишь? Делай!» Потом подправлял по-своему. Так и научился. Я человека, который идет по улице, вижу сразу с шести сторон: постановка костей, мышцы, верх, низ, все сразу. До этого работал с деревом. Начинал с ложек. Потом перешел на мебель. У меня дома даже деревянный самовар и заварник есть. Не бутафория. Их можно использовать по прямому назначению.

— Вас очень часто не бывает дома. Жена к этому как относится?
— Спокойно. Для того чтобы быть вместе, необязательно быть рядом. Мы постоянно находимся на связи. Общение с семьей даже на расстоянии не прекращается.

Галина ЛЕМЗЯКОВА,
фото предоставлено Иваном ЗУЕВЫМ

Видео обрабатывается

Continue reading «На Аляске все есть. Но ничего нельзя»

Трудный ребенок — это педагогический брак

Трудный ребенок - это педагогический бракЕсли бы Всесоюзная пионерская организация была жива, в этом году ей бы исполнилось 90 лет. Пионерское движение было создано по образцу скаутского. После развала СССР пионеры исчезли, а скаутские организации в Городу начали появляться вновь. Мы встретились с одним из основателей и руководителем скаутского движения в Городу, педагогом дополнительного образования Дворца творчества детей и молодежи Олегом ОРЛОВЫМ.

— Олег Петрович, почему вы скаут, а не пионер?

— Скаутская организация существовала в Городу с 1909 года, а пионерия появилась только в 1922 году. Организатор скаутского движения в Сибири Иннокентий ЖУКОВ переквалифицировался после революции в пионерского лидера. У меня получилось наоборот. Я работал пионервожатым в школе №23. В 1993 году мне предложили поучаствовать в проекте «Скауты Америки — скаутам Сибири», который финансировался скаутами США. После этого меня многие в городе называли американским шпионом.

С детьми я занимаюсь не только скаутингом, но и туризмом, школой безопасности. Это мое хобби, волонтерство. В свое время отец говорил: «Лучше трать деньги и время на детей, чем на водку».
Зарплату получаю как педагог по туризму во Дворце творчества. Также занимаюсь небольшой коммерческой деятельностью. Я — руководитель организации «Мир фейерверков»: ухожу в отпуск во Дворце в ноябре-декабре и зарабатываю деньги. Все остальное время занимаюсь с детьми.

— Что делаете?
— У нас есть очень хороший проект – палаточный лагерь на Байкале в поселке Мурино «Сибирский первопроходец». Когда начинали, собрали 50 человек. Сейчас мы проводим 3 смены, в каждой 300 детей собираем. На это лето уже больше половины путевок продано. Дети там не только отдыхают, но и учатся. Скаутский проект «Студзима». Мы его создали совместно с Игорем ИВАНОВЫМ, руководителем Министерства физической культуры, спорта и молодежной политики Иркутской области. Он, кстати, скаут, мой ученик.

— С подростками вы работаете уже почти двадцать лет. Изменились ли дети за это время?
— Дети как были детьми, так и остались. Им так же хочется романтики, экстрима. Им так же нужны наставники и друзья.

— Откуда берутся трудные дети?
— Трудных детей не бывает — бывает педагогический брак: либо родителей, либо учителей. Как правило, в скаутинг приходят дети заинтересованные. А если ребенок заинтересован, он начинает исправляться. Даже не так: он начинает себя вести по законам коллектива. У меня в секциях, например, сейчас нет ни одного курящего подростка. Бросают курить не потому, что я их заставил, а потому, что курение мешает физическим нагрузкам, а значит, достижению высокого результата.

Как-то раз мы наткнулись на фотографию выпускников в вашей газете, где отчетливо был виден мой воспитанник. Он сидел и пил пиво. Через какое-то время парень победил на крупных соревнованиях, и у него пришли брать интервью. Мы его давай подкалывать: «А вот Саша не пьет и не курит». После этих слов он покраснел и, я надеюсь, сделал для себя выводы.

Еще один случай был. Парни как-то раз напились в лагере на Байкале. Наутро мы выдали им противогазы и заставили бежать кросс в три километра. Поверьте, когда им предложат выпить в следующий раз, они сто раз подумают.

У скаутов есть правило: «Сегодня лучше, чем вчера. Завтра лучше, чем сегодня». Хорошее правило для жизни.
Занимался у меня парень Максим. Воровал деньги у ребят, курил, пил. Через полгода признался: «Олег Петрович, мне неохота больше залезать в карманы ребят». Если честно, я был в шоке! Ведь никто из нас не знал, кто тащит деньги. Ещё через какое-то время он мне сказал, что не курит уже месяц. Сейчас ему около 30 лет, живет в Москве, открыл свою туристическую фирму. До сих пор с теплотой и восторгом вспоминает время, проведенное в скаутах. Заметьте, не я этих результатов добился, он сам этого добился, а помог ему коллектив.

Вспомнил ещё один показательный случай. Поймали в лагере одного парня с блоком сигарет. Вывели его на центральную поляну. Принесли топор, поставили плаху. Тот не понял, побледнел: «Вы что, голову рубить будете?» Испугался страшно. Мы ему: «Бери топор». А вокруг стоит весь лагерь. Кладем ему на плаху блок сигарет: «Руби!» — «Не буду!» – «Руби!» Разрубил. Наука как для него, так и для зрителей, которые все это видели.

Вот такие у нас методы работы. Не надо кричать, надо научить ребенка думать. А если он думает, то трудным не станет никогда.

— Вы в секцию всех подряд принимаете или выбираете?
— В скаутинге есть так называемая «Скала советов», где сами ребята решают, кого принять в скауты. Они сами себе задают всего один вопрос: «Пойду ли я с этим человеком в разведку?». Во главу угла ставятся не физические качества, а моральные. Скауты – люди думающие. Они могут оступиться, ошибиться, но главное – они должны осознать ошибку и вступиться за друга. Главный скаутский принцип – жить в коллективе и понимать, что вокруг друзья. Очень много ребят приходят в скауты из-за формы. Атрибутика у нас яркая. Это важно для подростка в 13-14 лет. Другим романтику подавай: походы, лагеря, соревнования. Многим кажется, что все это круто. И лишь единицы представляют, как иногда бывает сложно в походе. Может пять дней длиться поход, и все пять дней будет лить дождь. И никуда ведь не денешься.

— Вы руководитель школы безопасности. Чем дети занимаются здесь?
— Школу безопасности курирует МЧС. Материальной помощи мы от МЧС не имеем, но навыки получаем. Пригодятся ли эти умения в жизни? Судите сами. Наша воспитанница за 7 минут смогла оказать первую медицинскую помощь человеку, попавшему в автоаварию. Теперь она учится в медучилище. Этот случай подвиг её к выбору профессии.
Был еще случай. Тренировались как-то с ребятами на катамаранах. Недалеко от нас катали туристов на таких же катамаранах, как у нас. Вдруг их катамаран переворачивается – все туристы в воде. Никто из них не был подготовлен к такому развитию событий. Мои ребята смогли всех пострадавших вытащить.

Когда проводим мероприятия по школе безопасности, моделируем различные экстремальные ситуации. Например, однажды специальный человек разыграл приступ эпилепсии. Поведение детей в этой ситуации было неадекватным, у взрослых, кстати, тоже. Они не знали, что делать. Толкали ему в рот все что угодно. Потом этот «эпилептик» встал и рассказал, что нужно было делать на самом деле.

— С вами не соскучишься!
— У детей должен быть выбор, куда пойти и с кем. Мне кажется, в городе этот выбор есть. Есть «Новая цивилизация» с лидером Мариной ШКАБАРНЕЙ, много спортивных секций и кружков с замечательными лидерами. Школа «Мужество» — правильная детская общественная организация. У руководителей детских общественных организаций главная задача не заработать, а воспитать. Пока есть такие люди, есть и организация. Надо таких людей поддерживать. Тогда и трудных детей станет меньше.

Беседовала Мария СУХАНОВА,
фото Николая СТЕРНИНА

Continue reading «Трудный ребенок — это педагогический брак»

Свободная земля

Свободная земляВ Городу нашли 130 участков земли под индивидуальное строительство

В марте 2009 года был принят закон Иркутской области № 8-оз «О бесплатном предоставлении земельных участков в собственность граждан». До двадцати соток земли можно получить для ведения садоводства, огородничества, а также для строительства индивидуального жилого дома. Кому дают землю бесплатно? Об этом мы спросили Анастасию ПОЧЕРНЕЙ, начальника отдела земельных отношений комитета по управлению муниципальным имуществом администрации АМО.

— По закону земельные участки для ведения садоводства, огородничества имеют право получить однократно бесплатно все граждане. Но огорчу ангарчан: свободной земли на территории АМО в черте города нет. И вряд ли будет. Однако пустующие земли есть в уже образованных садоводствах по Савватеевскому тракту. Это более 500 земельных участков, на которых развита инфраструктура, — есть дороги, свет, вода.

-Но за эти участки надо платить? А закон гарантирует бесплатную землю.
— Это так. Но плата берется не столько за земельный участок, сколько за уже имеющуюся инфраструктуру. В каждом садоводстве свои расценки в зависимости от площади земельного участка, его расположения к центральной дороге, наличия инфраструктуры. Например, участок площадью 10 соток может стоить от 3 до 10 тысяч рублей. В тех садоводствах, которые расположены поближе к центральной дороге, например, «Горки», «Время», «Ромашки», «Монтажник-2», земельные участки стоят подороже. В тех, что подальше , таких, как «Васюки», «Надежда», «Керамик», подешевле.

Напрасно люди цепляются за волшебное слово « бесплатный». Если даже предположить, что какой-то земельный участок будет предоставлен бесплатно, то при этом будущему садоводу нужно будет обустроить к нему дорогу, подвести свет, воду. В результате бесплатный участок выйдет дороже, чем уже обустроенный в действующем садоводстве.

— Какая- то несуразность: закон разрешает бесплатно получить земельный участок, а получить его нельзя. Тогда для чего людей, желающих получить бесплатную землю, записывают в очередь?
— По закону мы не можем отказать всем желающим прибрести бесплатно участок земли, поэтому с 2009 года поставили в очередь на бесплатную землю для ведения садоводства 593 человек. Посчитайте: если каждому из них выделить хотя бы по 10 соток, понадобится огромное поле примерной площадью 6000 соток, а, как я уже отмечала, пустующих земельных участков у нас нет. С людьми, стоящими в очереди, мы постоянно проводим собрания, объясняем, что свободная земля для ведения садоводства есть только в действующих садоводствах.

— В суд кто-нибудь из очередников обращался с жалобой на то, что не может бесплатно землю получить?
-Такого прецедента не было. В АМО земли нет, предоставлять нечего. Однако очередь постепенно сокращается. Некоторые очередники уже купили участки в садоводствах. Но большинство людей продолжает стоят в очереди, надеясь, что когда-нибудь предоставление земельных участков все же начнется, закон сработает.

— С бесплатной землей под индивидуальное жилищное строительство та же проблема?
— Здесь ситуация совершенно другая. Право на такие земельные участки имеют те, кто стоит на учете как нуждающийся в жилых помещениях по договору соцнайма. Список льготников широкий. Среди них ветераны Великой Отечественной войны, ветераны боевых действий, инвалиды первой и второй группы, дети — инвалиды, реабилитированные. Бесплатно землю под строительство дома также могут получить и граждане, состоящие на учете как нуждающиеся в жилье, если они работники государственных и муниципальных учреждений и отработали в этих учреждениях непрерывно не менее трех лет; один из супругов, не достигших возраста 36 лет, в случае, если оба супруга состоят на жилищном учете, либо молодой родитель неполной семьи.

Следует отметить, что это неполный перечень лиц, имеющих право на бесплатное предоставление земельного участка в собственность для индивидуального жилищного строительства.С полным списком можно познакомиться в комитете по управлению муниципальным имуществом администрации муниципального образования по адресу: ул. Глинки, 29, кабинеты 7, 14, или по телефону 52-37-31.

— В редакции много вопросов от многодетных семей. Им землю бесплатно дают?
— Да, такое право есть у многодетных семей, в которых трое и больше детей, не достигших 18 лет (на момент подачи заявления). Каждая семья может претендовать на участок не менее 4 соток. 12 октября 2011 года в закон были внесены изменения: если раньше в очереди на земельный участок под жилищное строительство стояли только многодетные семьи, нуждающиеся в жилье, то теперь закон Иркутской области № 80-оз, внесший изменения, этого не требует.

— Очередь большая?
— Очереди многодетных семей нет. Согласно информации, предоставленной администрацией города Городу, в городе в результате размежения жилых территорий были определены более 130 свободных земельных участков для индивидуального жилищного строительства – в микрорайонах Байкальск, Новый-4 и Юго- Восточный. Эти земельные участки предполагается выставить для продажи на торгах, а также бесплатно предоставить гражданам, имеющим право на получение такого земельного участка. Надо отметить, что в 2012 году планируется предоставить бесплатные участки для строительства в деревне Зуй, селах Одинск и Савватеевка.

— Сколько многодетных семей уже получили землю под строительство бесплатно?
— Земельные участки под индивидуальное жилищное строительство выделены 6 гражданам, 4 из которых получили земельные участки в деревне Зуй района.

— Какие права есть у тех, кто получает бесплатную землю? Они обязаны в определенный срок построить жилье или могут продать эту землю?
— Земельный участок становится собственностью гражданина, получившего его, соответственно он может им распорядиться по своему усмотрению. Однако законодатели считают необходимым внести изменения в закон, чтобы сначала предоставлять землю в аренду. И если данные изменения будут внесены, гражданин сможет получить земельный участок в собственность только после ввода построенного дома в эксплуатацию и государственной регистрации права собственности на него. Могу сказать, что и я лично как руководитель отдела, и мои коллеги — сторонники необходимости внесения таких изменений, поскольку они смогут воспрепятствовать повальной продаже гражданами предоставленных им бесплатно земельных участков. Эти изменения помогут выявить тех людей, которым земельные участки жизненно необходимы именно для строительства жилого дома.

Ольга КРАСНОВА,
фото Николая СТЕРНИНА

Continue reading «Свободная земля»

Каждый из нас в душе инвалид

Каждый из нас в душе инвалид23 марта для ангарчан — День памяти и скорби. 17 лет назад в этот день в Чечне при исполнении служебного долга погибли ангарские сотрудники органов внутренних дел. Мы встретились с участником тех событий, президентом некоммерческого партнерства «Память» Иваном БУСЛАЕВЫМ.

— Как вы оказались на войне?
— Просто — я работал в ангарском ОМОНе. В январе 1995 года мы поехали в первую командировку. 23 марта 1996 года у нас погибли трое ребят. Я на войне не только потерял друзей, но и получил 2-ю группу инвалидности. При выходе из Гудермеса в 1999 году мы попали под обстрел. В боевом снаряжении я спрыгнул с БТРа и получил компрессионный перелом позвоночника.
После этого меня из ОМОНа уволили. Как только встал на ноги, пришлось доказывать в главке, что я действительно получил травму в Чечне, а не лежа на диване. Пришлось пройти 20 судов, чтобы доказать этот факт.

— У вас была возможность отказаться от командировки?
— Отказаться я не мог, потому что командировка была в рамках моей службы в системе МВД, а не по контракту. Да и, честно говоря, я сам туда просился.

— Зачем?!
— Зачем ребята идут на войну? Чтобы проверить себя на силу характера, может быть, даже на вшивость. Во вторую кампанию многие шли, чтобы заработать, потому что начали платить боевые.
Только на войне можно найти настоящих друзей. А это уже немало.

— Вы поняли смысл войны в Чечне? За что мы там воевали?
— Дудаева по-любому надо было останавливать. Он, кстати, служил на Белой и многое знал об Городу. Я видел его карты, там наш город, как и многие другие крупные и важные промышленные города, был помечен кружочком. То есть, если бы план Дудаева сработал, нашего города сегодня уже не было бы.

— Говорят, это была особенно жестокая война с использованием самого современного оружия.
— Оружие было, но не у нас. Это духи были вооружены до зубов современным оружием, а мы воевали и воюем старьем. Война до сих пор не закончилась. Она идет уже 17 лет, и цинковые гробы с молодыми ребятами оттуда всё идут и идут. Сейчас боевые действия перемещаются в Дагестан, там лежбища бандформирований. И сегодня наши ребята ездят туда. Дай Бог, чтобы все возвращались живыми.

— Чему вас научила война?
— Осторожности. Помню, как на блокпост зашла бабушка-чеченка и попросила еды. Ее накормили, а она вышла из блиндажа, вытащила гранату и бросила в ребят. С нами воевали даже дети! На Шелковской площади в 1996 году чеченцы награждали своих пацанов от 10 до 15 лет за то, что они сожгли нашу танковую колонну. Их с раннего детства учат не читать, а воевать. Они уже в семь лет автомат с закрытыми глазами собирают-разбирают.

— Были ли случаи, когда вы жалели о том, что у вас в руках нет оружия?
— Да. Есть люди, которые идут по головам. Слов они не понимают.

— Всего ли в жизни можно добиться силой?
— Многого можно добиться, даже определенной власти, но вот удержать эту власть, обладая только лишь силой, невозможно.

— С «вьетнамским синдромом» приходилось сталкиваться?
— Думаю, что он есть у всех, кто воевал в горячих точках. Кто-то его сдерживает, а кто-то нет. С такими людьми, как мы, надо работать после войны, отправлять ребят в обязательном порядке на реабилитацию, а у нас ее проходили очень немногие. Бесконечная нервотрепка и неустроенность в жизни его провоцируют. Я стрессы снимаю, когда смотрю военные фильмы.

— Почему после войны так тяжело приходится в мирной жизни?
— Потому что там привыкаешь, что врагов надо убивать. В мирной жизни этого делать нельзя.

— Что дают ордена нашим ребятам?
— Сегодня они ничего не дают, только душу греют. Известный в городе чиновник одному из наших ветеранов, пришедшему просить помощи в получении квартиры, сказал: «Что ты трясешь передо мной своими железяками?». Может быть, такое отношение вызвано тем, что медали сейчас продают на каждом шагу? Хотя их подлинность при желании нетрудно проверить. Но желания нет. И нет уважения к тем, кто в 20 лет шел на войну, как их деды в сороковые. А возвращались с седыми, как у стариков, головами. И каждый в душе инвалид.

Мой брат живет в Германии. Его сына отправляли в Ирак. Парень пробыл там всего три месяца. После забастовок, которые устроили немцы, правительство вывело свои войска оттуда. Он вернулся живой и здоровый, но государство ему платит военную пенсию. Если пересчитывать на наши деньги, больше 40 тысяч рублей.

— Но ведь и вы имеете льготы?
— То, что нам положено по закону на бумаге, и то, что мы имеем в реальной жизни, – большая разница. Мы пользуемся бесплатным проездом в пригородных поездах, получаем ежемесячные выплаты в размере около 2 тысяч рублей, вне очереди поступаем в вузы и платим 30% от стоимости за обучение. Некоторые ребята выбивают себе льготные проездные. Один из трех тысяч ветеранов боевых действий, живущих в Городу, полтора года выбивал себе положенный по закону бесплатный участок земли в черте города. Другим это не удалось. Санаторно-курортное лечение, положенное нам по закону, тоже убрали.

— Вас много, и вы в тельняшках, почему же не боретесь за свои права?
— Если наших ребят собирать, это будет война. А мы ее не хотим, каждый из нас хорошо знает, что это такое.

Надежда ДОРОЩЕНКО,
фото Николая СТЕРНИНА

ЦИФРА

Более 3000 участников боевых действий в локальных конфликтах проживает сегодня в Городу. За первые два года чеченской войны погибло больше 17 тысяч российских солдат. Это больше, чем за десять лет войны в Афганистане.

Continue reading «Каждый из нас в душе инвалид»