Недосмотрели

НедосмотрелиПеринатальному центру предъявлен счет на 740 тысяч рублей

Максим ГАПОНОВ (имя, фамилия изменены) пришел к нам в редакцию в прошлом году со своим горем. Ему хотелось, чтобы весь город узнал, как врачи своим бездействием убили его нерожденную дочь. Несмотря на пасмурный декабрьский день, Максим был в темных очках. Он прятал за ними слезы. Однако они предательски текли по щекам.

-Понимаете, я привез в роддом жену, в животе которой билось сердце нашей девочки. А врачи не позволили малышке появиться на свет.

Мы допускали, что такое возможно. Однако бездоказательно обвинять врачей в халатности не имели права. Александр ГОРОДСКОЙ, который тогда возглавлял лечебное учреждение, комментировать рассказ мужчины отказывался.

Супругов Гапоновых трагедия, как это бывает, не оттолкнула друг от друга, наоборот, сблизила. Они подали заявление в суд. И сейчас перинатальному центру через управление по экономике и финансам АМО предъявлено два исполнительных листа на общую сумму 740 тысяч 644 рубля. По решению суда лечебное учреждение обязано оплатить Максиму Гапонову моральный вред в размере 200 тысяч рублей, возместить расходы по оплате судебной экспертизы – 12 тысяч 622 рубля, государственную пошлину – 200 рублей, услуги представителя в суде – 15 тысяч рублей. В пользу Оксаны Гапоновой будет взыскан моральный вред — 500 тысяч рублей, стоимость судебной экспертизы – 12 тысяч 622 рубля, государственная пошлина – 200 рублей. Решение вступило в законную силу, и мы можем рассказать о том, что произошло в перинатальном центре в декабре 2010 года.

К рождению ребенка Максим и Оксана подходили осознанно. Они планировали беременность, ждали малыша и делали все для того, чтобы он родился здоровым. Оксана, как только поняла, что беременна, встала на учет в женскую консультацию. Женщина строго выполняла рекомендации и указания врачей, проходила все назначаемые ей обследования.

На 38-й неделе беременности Оксану направили в стационар, где она под наблюдением врачей находилась три недели. При выписке женщине рекомендовали через три дня прибыть в роддом, поскольку по срокам должны были начаться роды. Схватки, как и говорили медики, начались 4 декабря. Максим сам проводил Оксану в больницу и с нетерпением ждал известия о рождении дочери. Ждала и Оксана. Однако врачи в родзале работать с ней не торопились. Женщина кричала, что у нее схватки, но дежурные врачи отмахивались: «Это еще предвестники».

Оксана утверждала, что воды подтекают. Ей не верили. Когда перерыв в схватках сократился до 3 минут, женщина умоляла сделать ей кесарево сечение. Она мучилась несколько часов и боялась, что с ребенком может что-нибудь случиться. Около часу ночи Оксане поставили укол спазмолитика. И перевели в отделение патологии.
Утром женщина почувствовала, что ребенок затих: перестал пинать ее в живот и проситься на белый свет.

Ультразвуковое исследование показало очень малое количество вод и остановку сердца ребенка. Малышка умерла в утробе матери от нехватки кислорода и множественных кровоизлияний во внутренние органы. Ее вес был 4 килограмма, длина 53 сантиметра. Никаких патологий в развитии.

Специалисты управления здравоохранения, проводя по требованию прокуратуры служебную проверку, пришли к выводу, что Оксана могла родить здорового, а главное — живого ребенка, если бы врачи прислушались к тому, что она говорит. Медики же недосмотрели, недопоняли, недообследовали…

В тот день дежурили врачи Татьяна ЛАБИНА, Лариса СЕРГЕЕВА, Елена БРОДЯНСКАЯ. Первая поставила роженице укол, вторая перевела ее из родзала в отделение патологии, третья вела ее первые восемь часов и являлась ответственным дежурным, то есть отвечала за все, что происходит в отделении. За допущенные нарушения им объявили выговор и лишили выплат по родовым сертификатам. На суде они своей вины не признали.
В настоящее время Лабина и Сергеева продолжают работать в Россияом перинатальном центре. Бродянская сейчас работает в областном перинатальном центре в должности заведующей отделением.

Оксана Гапонова через несколько месяцев после трагедии забеременела. Она наблюдалась у заместителя главного врача перинатального центра по лечебной части Натальи БРЕУС и в 2012 году родила здорового ребенка.

Галина ЛЕМЗЯКОВА,
фото автора

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Андрей ПЕТУХОВ,
главный врач МАУЗ «Россияий перинатальный центр»:

— Причинно-следственная связь в данном случае есть. Врачи должны были адекватно оценить состояние плода, снять частоту сердечных сокращений, увидев проблемы в родовой деятельности, сделать кесарево сечение. Однако в нашем правовом государстве врач не является субъектом права. Ответственность за него несет организация, в которой он работает. Мы потом можем предложить им частично погасить предъявленную центру сумму, но сначала обязаны сами исполнить решение суда и выплатить пострадавшим свыше 700 тысяч рублей.

Мы обратились с ходатайством в суд о предоставлении рассрочки платежа. Не должны все сотрудники, оказывающие платные услуги, оставаться без доплаты из-за вины трех своих коллег. У Бродянской это не первый случай недобросовестного выполнения служебных обязанностей. В 2009 году она во время операции перерезала пациентке мочеточник. Женщине пришлось делать операцию в Германии. Львиную долю предъявленной тогда перинатальному центру суммы оплатила страховая компания «Диана», в которой мы оформляем страховку от врачебной ошибки. В договоре четко сказано, что оплачивается только ущерб физическому здоровью. Моральный вред придется возмещать собственными средствами.

В родильном отделении созданы все условия для благополучного появления малышей на свет. Вот только не все женщины уходят отсюда счастливыми матерями.

НедосмотрелиПеринатальному центру предъявлен счет на 740 тысяч рублей

Максим ГАПОНОВ (имя, фамилия изменены) пришел к нам в редакцию в прошлом году со своим горем. Ему хотелось, чтобы весь город узнал, как врачи своим бездействием убили его нерожденную дочь. Несмотря на пасмурный декабрьский день, Максим был в темных очках. Он прятал за ними слезы. Однако они предательски текли по щекам.

-Понимаете, я привез в роддом жену, в животе которой билось сердце нашей девочки. А врачи не позволили малышке появиться на свет.

Мы допускали, что такое возможно. Однако бездоказательно обвинять врачей в халатности не имели права. Александр ГОРОДСКОЙ, который тогда возглавлял лечебное учреждение, комментировать рассказ мужчины отказывался.

Супругов Гапоновых трагедия, как это бывает, не оттолкнула друг от друга, наоборот, сблизила. Они подали заявление в суд. И сейчас перинатальному центру через управление по экономике и финансам АМО предъявлено два исполнительных листа на общую сумму 740 тысяч 644 рубля. По решению суда лечебное учреждение обязано оплатить Максиму Гапонову моральный вред в размере 200 тысяч рублей, возместить расходы по оплате судебной экспертизы – 12 тысяч 622 рубля, государственную пошлину – 200 рублей, услуги представителя в суде – 15 тысяч рублей. В пользу Оксаны Гапоновой будет взыскан моральный вред — 500 тысяч рублей, стоимость судебной экспертизы – 12 тысяч 622 рубля, государственная пошлина – 200 рублей. Решение вступило в законную силу, и мы можем рассказать о том, что произошло в перинатальном центре в декабре 2010 года.

К рождению ребенка Максим и Оксана подходили осознанно. Они планировали беременность, ждали малыша и делали все для того, чтобы он родился здоровым. Оксана, как только поняла, что беременна, встала на учет в женскую консультацию. Женщина строго выполняла рекомендации и указания врачей, проходила все назначаемые ей обследования.

На 38-й неделе беременности Оксану направили в стационар, где она под наблюдением врачей находилась три недели. При выписке женщине рекомендовали через три дня прибыть в роддом, поскольку по срокам должны были начаться роды. Схватки, как и говорили медики, начались 4 декабря. Максим сам проводил Оксану в больницу и с нетерпением ждал известия о рождении дочери. Ждала и Оксана. Однако врачи в родзале работать с ней не торопились. Женщина кричала, что у нее схватки, но дежурные врачи отмахивались: «Это еще предвестники».

Оксана утверждала, что воды подтекают. Ей не верили. Когда перерыв в схватках сократился до 3 минут, женщина умоляла сделать ей кесарево сечение. Она мучилась несколько часов и боялась, что с ребенком может что-нибудь случиться. Около часу ночи Оксане поставили укол спазмолитика. И перевели в отделение патологии.
Утром женщина почувствовала, что ребенок затих: перестал пинать ее в живот и проситься на белый свет.

Ультразвуковое исследование показало очень малое количество вод и остановку сердца ребенка. Малышка умерла в утробе матери от нехватки кислорода и множественных кровоизлияний во внутренние органы. Ее вес был 4 килограмма, длина 53 сантиметра. Никаких патологий в развитии.

Специалисты управления здравоохранения, проводя по требованию прокуратуры служебную проверку, пришли к выводу, что Оксана могла родить здорового, а главное — живого ребенка, если бы врачи прислушались к тому, что она говорит. Медики же недосмотрели, недопоняли, недообследовали…

В тот день дежурили врачи Татьяна ЛАБИНА, Лариса СЕРГЕЕВА, Елена БРОДЯНСКАЯ. Первая поставила роженице укол, вторая перевела ее из родзала в отделение патологии, третья вела ее первые восемь часов и являлась ответственным дежурным, то есть отвечала за все, что происходит в отделении. За допущенные нарушения им объявили выговор и лишили выплат по родовым сертификатам. На суде они своей вины не признали.
В настоящее время Лабина и Сергеева продолжают работать в Россияом перинатальном центре. Бродянская сейчас работает в областном перинатальном центре в должности заведующей отделением.

Оксана Гапонова через несколько месяцев после трагедии забеременела. Она наблюдалась у заместителя главного врача перинатального центра по лечебной части Натальи БРЕУС и в 2012 году родила здорового ребенка.

Галина ЛЕМЗЯКОВА,
фото автора

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Андрей ПЕТУХОВ,
главный врач МАУЗ «Россияий перинатальный центр»:

— Причинно-следственная связь в данном случае есть. Врачи должны были адекватно оценить состояние плода, снять частоту сердечных сокращений, увидев проблемы в родовой деятельности, сделать кесарево сечение. Однако в нашем правовом государстве врач не является субъектом права. Ответственность за него несет организация, в которой он работает. Мы потом можем предложить им частично погасить предъявленную центру сумму, но сначала обязаны сами исполнить решение суда и выплатить пострадавшим свыше 700 тысяч рублей.

Мы обратились с ходатайством в суд о предоставлении рассрочки платежа. Не должны все сотрудники, оказывающие платные услуги, оставаться без доплаты из-за вины трех своих коллег. У Бродянской это не первый случай недобросовестного выполнения служебных обязанностей. В 2009 году она во время операции перерезала пациентке мочеточник. Женщине пришлось делать операцию в Германии. Львиную долю предъявленной тогда перинатальному центру суммы оплатила страховая компания «Диана», в которой мы оформляем страховку от врачебной ошибки. В договоре четко сказано, что оплачивается только ущерб физическому здоровью. Моральный вред придется возмещать собственными средствами.

В родильном отделении созданы все условия для благополучного появления малышей на свет. Вот только не все женщины уходят отсюда счастливыми матерями.

Добавить комментарий