Мало знать — надо доказать

Мало знать -  надо доказатьВ ангарском межрайонном органе федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков прошла «горячая линия». Начальник отдела Сергей САМАРИН по телефону 61-24-31 выслушивал ангарчан и отвечал на их вопросы.

— Я жительница 19 мрн, дом 13. У нас в соседней квартире наркоточка. Не раз приходила полиция и наркоконтроль, а толку нет.
— Этот адрес мы знаем, неоднократно принимали меры административного наказания к лицам, употребляющим наркотические средства, проживающим в указанной квартире. В момент последней проверки дома никого не было либо находившиеся там люди умышленно не открывали сотрудникам, а ломать двери мы не имеем права.

— У них всегда кто-то дома! Мое окно напротив, и я вижу, как под окнами наркоманы звонят по сотовому. Видя, что пришли свои, их запускают. Вчера при мне один за другим зашли и вышли человека четыре.

— Попрошу вас составить коллективное заявление для того, чтобы судья при рассмотрении административных материалов избрал в отношении нарушителей максимальное наказание.

— Я работаю в ангарском индустриальном техникуме. Одного из наших учащихся, проживающего в студенческом общежитии, мы подозреваем в распространении наркотиков. Вахтеры заметили, что к нему часто приезжает автомашина (записали ее номер), в которой он долго не задерживается. Мы не следователи и не специалисты, пробовали решить проблему с привлечением инспектора по делам несовершеннолетних. Что делать дальше?

— Я готов с вами встретиться, чтобы определить комплекс мероприятий. В начале года мы проводили анкетирование родителей подростков от 11 до 18 лет по вопросу, как они относятся к обязательному анонимному тестированию учеников на выявление фактов употребления наркотиков. Все родители согласились, что оно нужно. Но возникают вопросы. Допустим, выявили мы ребенка, употребляющего наркотики, и что делать? Это новое направление профилактической работы, и специалистами уже разработана программа психологических тренингов как с самим потребителем наркотиков, так и с его родителями.

— У нас в Цемпоселке восемь лет торгуют героином. Когда это прекратится? Вот сегодня опять новая точка открылась, говорят, привезли хороший героин.
— Если не секрет, откуда такая информация?

— Да у меня сын — наркоман. Он такие деньги из дома выносит! Народ говорит, что ваши сотрудники контролируют продажу героина. Извините, но вам никто не верит!
— Мы не уходим от решения проблемы. Приезжайте на прием, побеседуем. Цемпоселок и Шеститысячник до сих пор остаются проблемными территориями. И мы, и полиция следим за теми, кто продает там наркотики. Собираем доказательства. Этот процесс длительный. Чтобы собрать доказательства, достаточные для направления уголовного дела в суд, необходимо провести комплекс различных мероприятий.

За последнее время мы задержали несколько организованных преступных групп, в состав каждой из которых входило более 10 человек. На это требовалось порой два-три года. Тем не менее это оправданно. За решеткой оказались не только простые наркозависимые сбытчики, но и организаторы сетей наркосбыта, крупные поставщики наркотиков.

Проблема и в нашем законодательстве, когда наркосбытчиков освобождают условно-досрочно. Сейчас мы вновь отправляем за решетку тех, кого задерживали 3-7 лет назад.

Оксана ТИХАЯ

Мало знать -  надо доказатьВ ангарском межрайонном органе федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков прошла «горячая линия». Начальник отдела Сергей САМАРИН по телефону 61-24-31 выслушивал ангарчан и отвечал на их вопросы.

— Я жительница 19 мрн, дом 13. У нас в соседней квартире наркоточка. Не раз приходила полиция и наркоконтроль, а толку нет.
— Этот адрес мы знаем, неоднократно принимали меры административного наказания к лицам, употребляющим наркотические средства, проживающим в указанной квартире. В момент последней проверки дома никого не было либо находившиеся там люди умышленно не открывали сотрудникам, а ломать двери мы не имеем права.

— У них всегда кто-то дома! Мое окно напротив, и я вижу, как под окнами наркоманы звонят по сотовому. Видя, что пришли свои, их запускают. Вчера при мне один за другим зашли и вышли человека четыре.

— Попрошу вас составить коллективное заявление для того, чтобы судья при рассмотрении административных материалов избрал в отношении нарушителей максимальное наказание.

— Я работаю в ангарском индустриальном техникуме. Одного из наших учащихся, проживающего в студенческом общежитии, мы подозреваем в распространении наркотиков. Вахтеры заметили, что к нему часто приезжает автомашина (записали ее номер), в которой он долго не задерживается. Мы не следователи и не специалисты, пробовали решить проблему с привлечением инспектора по делам несовершеннолетних. Что делать дальше?

— Я готов с вами встретиться, чтобы определить комплекс мероприятий. В начале года мы проводили анкетирование родителей подростков от 11 до 18 лет по вопросу, как они относятся к обязательному анонимному тестированию учеников на выявление фактов употребления наркотиков. Все родители согласились, что оно нужно. Но возникают вопросы. Допустим, выявили мы ребенка, употребляющего наркотики, и что делать? Это новое направление профилактической работы, и специалистами уже разработана программа психологических тренингов как с самим потребителем наркотиков, так и с его родителями.

— У нас в Цемпоселке восемь лет торгуют героином. Когда это прекратится? Вот сегодня опять новая точка открылась, говорят, привезли хороший героин.
— Если не секрет, откуда такая информация?

— Да у меня сын — наркоман. Он такие деньги из дома выносит! Народ говорит, что ваши сотрудники контролируют продажу героина. Извините, но вам никто не верит!
— Мы не уходим от решения проблемы. Приезжайте на прием, побеседуем. Цемпоселок и Шеститысячник до сих пор остаются проблемными территориями. И мы, и полиция следим за теми, кто продает там наркотики. Собираем доказательства. Этот процесс длительный. Чтобы собрать доказательства, достаточные для направления уголовного дела в суд, необходимо провести комплекс различных мероприятий.

За последнее время мы задержали несколько организованных преступных групп, в состав каждой из которых входило более 10 человек. На это требовалось порой два-три года. Тем не менее это оправданно. За решеткой оказались не только простые наркозависимые сбытчики, но и организаторы сетей наркосбыта, крупные поставщики наркотиков.

Проблема и в нашем законодательстве, когда наркосбытчиков освобождают условно-досрочно. Сейчас мы вновь отправляем за решетку тех, кого задерживали 3-7 лет назад.

Оксана ТИХАЯ

Добавить комментарий