ПОД СТОЛОМ

ПОД СТОЛОМ

…Меня спас стол. Они у нас в редакции большие такие, еще советские. И я под него нырнула. Сижу, отдыхаю. А он орет, глаза закатил, уже пена, кажется, пошла. Пришел в себя, озирается:
— Где она?!
— Так вышла, — наши девчонки ученые, ситуацию на лету хватают, сидят, пишут и в мою сторону не глядят.
— Как так вышла?! – не понимает человек, потому что он в дверях стоит и мимо него пройти невозможно. — Она у вас что, ведьма, по воздуху летает?!

ПОД СТОЛОМ

…Меня спас стол. Они у нас в редакции большие такие, еще советские. И я под него нырнула. Сижу, отдыхаю. А он орет, глаза закатил, уже пена, кажется, пошла. Пришел в себя, озирается:
— Где она?!
— Так вышла, — наши девчонки ученые, ситуацию на лету хватают, сидят, пишут и в мою сторону не глядят.
— Как так вышла?! – не понимает человек, потому что он в дверях стоит и мимо него пройти невозможно. — Она у вас что, ведьма, по воздуху летает?!

Девчата согласно кивают, мол, верно, ведьма. Думают, что я не вижу из-под стола! Человек от души плюет и выходит, наконец, из редакции.

А я сижу под столом. Там тихо. Сижу и думаю о том, что самое тяжелое в жизни — это любить людей. Всяких разных. Молодых и старых. Здоровых и больных. Умных и дураков. Добрых и злых. Любить, когда у тебя есть настроение, и когда его нет. Когда у тебя есть время, и когда ты в цейтноте. Когда ты этого хочешь, и когда не хочешь ни капельки. Любить не своих родных и любимых, а совсем чужих, которых ты первый раз в жизни увидела и, Господь даст, больше не встретишь.

Нет, конечно, Ричарда Гира я готова любить без ограничений, как и солнце, море, виноград, «Мерседес» и платья от Макклейна. Или еще кого с обложки. Совсем другое дело – любить живого человека, который рядом с тобой дышит, сморкается, пришел без предупреждения и требует невозможного. Например, чтобы ты помирила его с семьей, которую он двадцать лет мучил. Отсудила квартиру, которую у него обманом увели. Напечатала его роман в трех книгах. Заставила ЖЭК вымыть подъезд с порошком, соседей заткнуться после десяти вечера, а начальника отдать ему половину зарплаты.

Моя дверь в редакции первая от входной двери, вот народ и идет как в поликлинику. Сказать, что я люблю всех, — значит обмануть. Не люблю. Иногда даже ответить могу. Правда, потом мне из-за этого стыдно. И я сильно хочу научиться быть мудрой, умной, терпеливой, выдержанной и дисциплинированной – в общем, святой. Чтобы тебя обижали, над тобой смеялись, на тебя орали, на тебе ездили, а ты тихо улыбалась и помогала, помогала, помогала всем, даже врагам.

— Ты что, уснула там что ли? – коллеги вытаскивают меня из-под стола.
Я в полном порядке – передохнула и готова к новым трудовым подвигам. Например, поставить чайник.
Всем нашим авторам в новом году я от души желаю, чтобы в их жизни всегда был стол – как орудие труда и как укрытие.

Всем нашим читателям загадываю всегда находить выход из безвыходных ситуаций.
Ну и главное — будем учиться любить друг друга, несмотря на ошибки в телепрограмме.

Ваша Галина АМЯГА

Добавить комментарий