Русская пенсия в Китае

Русская пенсия в КитаеТам хорошо, но мне туда не надо

В 2008 году в газете «Время» (№65 от 19 июня) я прочитала статью «На пенсию в Китай» о семье 70-летних пенсионеров из Владивостока, которые купили квартиру в приграничном городе Хуньчунь и стали там жить. Так как у меня приближался выход на пенсию, которая в Городу не обеспечивает нормального прожиточного минимума, то я заинтересовалась этой темой. Кое-что посмотрела в Интернете, задала вопросы по интересующей меня теме, и мне ответили!Русская пенсия в КитаеТам хорошо, но мне туда не надо

В 2008 году в газете «Время» (№65 от 19 июня) я прочитала статью «На пенсию в Китай» о семье 70-летних пенсионеров из Владивостока, которые купили квартиру в приграничном городе Хуньчунь и стали там жить. Так как у меня приближался выход на пенсию, которая в Городу не обеспечивает нормального прожиточного минимума, то я заинтересовалась этой темой. Кое-что посмотрела в Интернете, задала вопросы по интересующей меня теме, и мне ответили!

Завязалась переписка с риэлтором, занимающимся продажей квартир в Китае и принимающим русских туристов индивидуально, без групп, частным образом. И я поехала, чтобы самой все увидеть и на месте решить.
9 ноября прошлого года поезд «Иркутск-Владивосток» мчал меня и мою дочь Катюшу на восток. Наш поезд оказался замечательным: чистым, уютным, с вежливыми и заботливыми проводниками, чего не скажешь об обратном пути на поезде «ВладивостокНовосибирск». Эти ребята-проводники за зарядку сотового телефона умудрялись драть с народа по 50 рублей, тогда как в инструкции написано, что это входит в обслуживание пассажиров.
В той статье о семье Горбачёвых я прочитала, что они люди бывалые. Он в прошлом капитан Дальневосточного морского пароходства, много городов повидал в своей жизни. Поэтому я полностью доверяла их выбору и ехала конкретно в Хуньчунь.
Путь туда лежал через Владивосток. Цена простенькой гостиницы возле вокзала там 1500 рублей за ночь, частный сектор — 500-700 рублей, но ехать бог знает куда, и как оттуда утром выбираться к автобусу «за границу», непонятно. Такси будет стоить дороже автобуса.
Хуньчунь в переводе с маньчжурского значит «конец реки». Сначала нужно доехать до маленького портового городка Славянка. Сделать это можно на морском пароме (3 часа), но в шторм паром не ходит. Автобус надежнее. Его стоимость из Владивостока до Славянки 370 рублей, езды 4-4,5 часа. Стоимость автобуса из Славянки до Хуньчуня через пограничный переход Краскино с нашей стороны 1050 рублей, а с китайской стороны 1260 рублей. Хотя езды всего час.
Город Хуньчунь расположен в восточной части провинции Цзилинь. Он является единственным приграничным городом на участке границ Китая с Россией и КНДР и считается центром проекта международного сотрудничества под эгидой программы развития ООН. Граница с Кореей проходит по реке Туманган. Территория города составляет 5145 кв.км, население — 250 тысяч человек.
При переходе границы визу можно оформить самим. В ноябре 2008 года виза на 1 месяц стоила 1000 рублей.
Гостиница эконом-класса в Хуньчуне и вправду очень экономная. Номер на двоих стоил 40 юаней (около 180 рублей). После цен во Владивостоке мы были приятно удивлены.
Меня лично тяготило единое пекинское время. В Маньчжурии оно не так заметно, а в Хуньчуне дети в школу в 6 утра едут.
В Интернете о климате города можно прочитать следующее: благоприятный теплый и влажный климат – зима теплая, лето прохладное, относится к муссонному морскому климату среднего умеренного пояса. Когда мы приехали (ноябрь), там было очень холодно и сыро, ветер сдувал народ с улиц.
В первый же вечер нас повели ужинать в небольшой корейский ресторанчик (90% здешних жителей – представители ханьской и корейской национальностей). Корейская кухня очень отличается от китайской. На стол подали множество плошечек-пиалок с проращенной пшеницей, каких-то мелких мальков, соленых, засушенных, с выпученными глазками, квашеную капусту, соевый белок, нарезанный кубиками, похожий на густой омлет, рассыпчатый рис, различные соусы, какие-то травки, а «блюдом от шеф-повара» был горшочек с кипящим супом из бычьих хвостов. Оказалось, что в хвосте быка очень много мяса. Суп был вкусным, а мясо похоже на тушенку.
Меня поразили магазины и рестораны, готовящие из собачьего мяса, их там немало. По утрам из окна отеля мы наблюдали картину: на тележке, запряженной осликом, ехал торговец собачатиной. Две-три собаки, привязанные, бежали следом. Мне их было жалко.
В городе Хуньчунь хороший стоматологический центр – лучший на северо-востоке Китая. Жаль, что времени на его посещение не хватило.
Магазины здесь дорогие, европейского вида. Есть 2-3 магазина вроде маньчжурских барахолок, но цены там выше. На улице торговцев нет, никто к тебе с товаром не пристает, и нищих я там не заметила. Русских мало, и когда их видишь, так и хочется заговорить.
Сам город очень красивый и чистый. Ночью сверкает, грамотная подсветка подчеркивает выигрышные архитектурные формы. Летом, судя по рекламным проспектам и фотографиям, много цветов, стриженые газоны и кусты.
Гордость и достопримечательность города – монастырь «Лин Бао». Это целый архитектурный ансамбль, который возвышается над городом на доминирующей над ним сопке. Окружен стеной, малой копией Великой Китайской.
Наш риэлтор, как и обещал, подготовил к просмотру несколько квартир вторичного жилья и показал для интереса новые – собственную и квартиру своих друзей. Новое жилье там сдают так же, как и у нас, – голые бетонные стены с электропроводкой, подводкой холодной воды и отоплением.
Отопление – это особая тема. Так как в Хуньчуне живет много выходцев из Кореи, у которых большая часть жизни проходит на полу, то отопление там под полом. Батарей в нашем понимании, под окнами, у них нет. Везде теплый пол, и это очень здорово! Дети играют на полу, у старых людей ноги не мерзнут, всем хорошо.
Новые квартиры по 100-120 кв.м общей площади очень удобные, красивые, с окнами на обе стороны дома. Обычно 2 лоджии застекленные, 2 санузла, 3-4 комнаты. После евроотделки и установки бойлера для горячей воды стоимость таких квартир от 950 тысяч до 1 млн. 100 тысяч рублей. Но мы говорили о небольших квартирах для пенсионеров.
Вторичное жилье смотрели в
5-этажных кирпичных домах 15-20-летней застройки. Это были квартиры по 60 кв.м, 2-комнатные, с теплым полом. Однако здесь редко у кого есть бойлеры с горячей водой. Экономят! Поэтому даже посуду моют холодной водой с моющими веществами, а мыться ходят в баню-сауну по постоянным абонементам. У них там даже есть небольшие забронированные шкафчики с шампунями, мочалками на замочке. Установить бойлер не проблема, стоит от 8 до 10 тысяч рублей.
Кухни мне не понравились. У русских кухня – сердце квартиры. Там и чай-кофе погонять, и за жизнь поговорить с друзьями. А в этих квартирах кухни шириной где-то 1,5-1,6 метра и длиной метра 3. Вдоль стены висит скромный гарнитурчик, плиты с духовкой в нашем понимании нет, они дома не стряпают. А в лоджии на тумбочке стоит плитка электрическая, 1-2-конфорочная. Вытяжка получается натуральная, через окно. И даже стол напротив гарнитура негде поставить. Жильцы обедают в большой комнате, ужинают часто в кафе и ресторанах. Это даже выгоднее, чем дома.
Стоимость таких квартир — 100 тысяч юаней на 1 этаже, 110 тысяч юаней на 3-4 этажах. На наши рубли по курсу ноября это 460 тысяч рублей плюс оформление – всего около 500 тысяч рублей. Но это без торга, а если поторговаться, то 10-15 тысяч юаней, может быть, и сбросят.
И пошли мы с дочерью думать: как быть?!
Малая родина – Приангарье сильно далеко. Навряд ли родня и друзья-знакомые смогут часто сюда приезжать. Да и самой хоть раз в полгода домой приехать тоже будет недешево.
Судьба распорядилась так, что в конце жизни я осталась одна, без мужской половины, значит, жить за границей придется в одиночку, и это не сахар.
Дети мне сказали то же самое. Не с кем будет даже словом перекинуться. Китайский язык трудный, чтобы выучить местный разговорный, нужен не один год.
Китайцы-корейцы (в этом районе очень много смешанных браков) — хитрый народ. Увидав мою славянскую внешность, цену называют в 2-3 раза выше, ценников нигде не увидишь, даже на продукты. За весовой товар цена идет за полкило (такая у них мера веса), а я думала, что за 1 кг. Со временем все бы, конечно, утряслось: и ко мне бы привыкли, и я бы привыкла. И все же главное препятствие в переселении за границу на жительство — это боязнь одиночества! В остальном ко всему привыкнуть можно.
Хотя супруги Горбачёвы заметили в своем интервью, что пессимистам здесь не место, думаю, что им, дальневосточникам, намного легче. Дети рядом, сами живут парой. И хотя я по характеру оптимистка, легка на подъем, но побоялась. А просто купить, чтобы вложить средства и квартира стояла закрытой на всякий случай, невыгодно. Ее все равно содержать надо, приглядывать за ней. Да еще Китай — это не старая добрая Европа, где частная собственность – святое. В общем, дала отбой своему риэлтору.
Расстались мы с новыми друзьями в Китае по-дружески. В последний вечер они нас пригласили поужинать к себе домой. Риэлтор мой – русский, жена у него китаянка, оба учились во Владивостоке, там и поженились. Ульяна (ее русское имя) хорошо говорит по-русски, мечтает жить во Владивостоке. Он, Саша, прекрасно говорит по-китайски, собирается всю жизнь жить в Китае.
Вот такие разные интересы, но как-то уживаются вместе в Хуньчуне.
Вот так и закончилось путешествие, на которое нас толкнула газета и думы о будущем. Все оказалось правдой с небольшими нюансами. И цены ниже, и жилье доступное, да вот только постоянно мне там что-то жить не хочется.

Ваша пенсионерка
Татьяна КАЧИНА, фото автора

Добавить комментарий