По-черному

Довелось наткнуться на выражение: черный риелтор. Вздрогнул. А чего, собственно, вздрагивать? Нового ничего нет. Давно уже в ходу: черный пиар, черный полковник, черный таможенник… Даже депутаты бывают черными (речь, само собой, не о цвете кожи). Да есть ли в нашей действительности хоть один отсек, свободный от черноты? Напротив, мы в этом столь преуспеваем, что на карте жизни многое, увы, закрашено черной краской.Довелось наткнуться на выражение: черный риелтор. Вздрогнул. А чего, собственно, вздрагивать? Нового ничего нет. Давно уже в ходу: черный пиар, черный полковник, черный таможенник… Даже депутаты бывают черными (речь, само собой, не о цвете кожи). Да есть ли в нашей действительности хоть один отсек, свободный от черноты? Напротив, мы в этом столь преуспеваем, что на карте жизни многое, увы, закрашено черной краской.

Есть черные историки – те, кто искажает истину в порыве угодить руководству, в погоне за престижем, чином, благополучием.
Существуют черные критики: обругают за хорошую деньгу кого угодно, по указанию свыше вознесут явную бездарность. И глазом не моргнут.

Огромное количество людей обретает по-черному свое благосостояние. Грабят банки и вкладчиков через Интернет, торгуют поддельными дипломами, орденами, наградами, должностями, постами. Продают детей.
Насобачились безупречно изготавливать фальшивые деньги, водки и коньяки, товары любого профиля и любой степени сложности.Черная реклама. Так, кажется, еще не говорят, а она, реклама, тоже ведь бывает черной – та, что врет, обманывает, вводит в заблуждение, дурит людям головы.
Иллюзионисты, фокусники, манипуляторы – сколько их развелось под разными обличьями, в разных нарядах и масках.
Даже при совершении простейших, казалось бы, действий — оформить документ у нотариуса, получить необходимую справку, подать заявление в милицию, записаться на прием к высокому лицу, приобрести путевку для отдыха — везде можно наткнуться на черную хватку, которой нас берут за горло.
При самой дикой массе черных тонов к ним трудно привыкнуть как к обыденности.
Давно открыто: зло, чернота существуют потому, что мы, не считающие себя «черносотенцами», пользуемся их услугами, подачками, осколками их благ, объедками с их стола.
Мудрый драматург Григорий Горин написал некогда умную пьесу «… забыть Герострата!». Сюжет древний. На самом деле все о нашем дне. В 356 году до нашей эры базарный торговец Герострат сжег храм Артемиды – одно из семи чудес света. Правитель издал установление: забыть Герострата! Но тюремщик взял с заключенного мзду и за это передал его деньги страждущим в харчевню, где те пили за здоровье поджигателя и славили его во весь голос. Крупный торговец вступил с ним в выгодную для себя сделку. Жена правителя вступила с поджигателем в связь, чтобы вознестись рядом со знаменитым человеком. Каждый урвал от зла что-то для себя, и Герострат прославился в веках. Зло не перестает существовать, пока мы будем пользоваться его благами.
Блага бывают и мелкими – воистину объедки. Но, получая их, мы подпитываем крупное зло. Черное процветает.
Есть, по счастью, безумцы-смельчаки, которые не поддаются на подачки с блюда злоумышленников.
Дабы не завершать колонку мрачно, приведу веселый пример. Крупная косметическая фирма позвонила известному поэту и предложила ему за хорошие деньги сочинить рекламу новой пудры. «Уже готово, — ответил поэт, — записывайте:
Красавицей станет любая лахудра,
Коль будет с утра применять нашу пудру!»
На том конце провода озадаченно помолчали и повесили трубку. А ведь поэт мог недурно заработать. Но поступил вот так. Верно, это было еще до кризиса…

Леонид БЕСПРОЗВАННЫЙ

Добавить комментарий