Лавров назвал причину отказа Киева от полного развода сил

Глава российского МИД Сергей Лавров в беседе с «Российской газетой» пояснил, почему делегация Украины на нормандском саммите в Париже отказалась от разведения сил по всей линии соприкосновения.
«Я не открою большого секрета, но нам известно, что такую позицию украинская делегация на нормандском саммите в Париже заняла по настоянию Вашингтона», — заявил глава МИД.

Кому-то очень не хочется, чтобы выполнялись Минские договоренности, очень не хочется, чтобы линия соприкосновения стала безопасной с обеих сторон, — сказал глава МИД РФ. — Видимо, поддержание этого конфликта в некоей контролируемой фазе соответствует интересам США, с точки зрения их геополитических видов на постсоветское пространство».

Лавров отметил, что договоренность о разведении сил вдоль всей линии соприкосновения была достигнута при подготовке саммита, и украинцы тогда поддержали это решение. Однако в самом начале встречи в Париже 9 декабря Зеленский потребовал «вскрыть» документ, то есть пересмотреть достигнутые ранее соглашения. Украинский президент заявил, что раз разведение сил в трех пилотных пунктах — Петровском, Золотом и у Станицы Луганской — заняло более пяти месяцев, то их разведение по всей линии потребует 10-15 лет.

«Достаточно странная логика, — заметил в связи с этим Лавров. — Потому что если тянуть с каждым населенным пунктом, то можно и полвека разводить. Тогда [президент России Владимир] Путин предложил записать, что стороны начнут с дополнительных трех населенных пунктов, но их цель, и они будут над этим работать, заключается в том, чтобы линия соприкосновения была освобождена от сил и средств противоборствующих сторон. В ответ — категорический отказ».

«Но повторю, мы все-таки убеждены, что дальнейшая работа Контактной группы — а именно там должны конкретно решаться все вопросы и обменов, и разведения — будет по-прежнему нацелена на полное выполнение всех договоренностей и на то, чтобы не забывать о гуманитарных и экономических вопросах, которые просто игнорируются Киевом в том виде, в котором их надо было бы выполнять по Минским договоренностям. И, конечно, политический процесс», — резюмировал глава МИД РФ.