Крепче стали

Крепче  сталиЕсть повод: 30 октября — День политического заключённого

Их могилами усеяна вся Россия, а в Иркутской области заброшенных лагерных кладбищ столько, что не хватит историков на ближайшие 50 лет, чтобы рассекретить данные обо всех захоронениях, лагерях и тюрьмах в Бодайбо, Тайшете, Братске, Усть-Куте, Пивоварихе, Киренске, Александровском централе, Городу.Крепче  сталиЕсть повод: 30 октября — День политического заключённого

Их могилами усеяна вся Россия, а в Иркутской области заброшенных лагерных кладбищ столько, что не хватит историков на ближайшие 50 лет, чтобы рассекретить данные обо всех захоронениях, лагерях и тюрьмах в Бодайбо, Тайшете, Братске, Усть-Куте, Пивоварихе, Киренске, Александровском централе, Городу.

Ни один лагерный комплекс региона не насчитывал около 100 000 узников на своих стройках. Ни тайшетским лагерем, ни Ангарлагом не руководили генералы, как в Китойлаге Бурдаков. Нигде стройки коммунизма так не секретились, как в Городу. До сих пор на суд историков, исследователей, краеведов, журналистов не представлен архив строительства-16 – Китойлага, на нём спустя 65 лет стоит гриф «Совершенно секретно», мы по-прежнему спорим о зэковских захоронениях в Городу, о числе убитых в бойне 1953 года, о масштабах ручной работы, о женских зонах и домах ребёнка, об узниках-иностранцах и многом другом.

Биография первого летописца Вячеслава Тычинина на первый взгляд выглядит без острых углов до 1937 года, а потом следует провал до 1945 года, и только упоминание Колымы и Восточной Сибири раскрывает глаза на истинное положение вещей. Сколько мог рассказать Тычинин настоящей правды о строительстве Городу, но ему приходилось писать о том, на что указывала партия и органы КГБ.

Первому лицу Городу в 1984-89 годах Анатолию Бубу до 1996 года приходилось молчать о своих корнях и происхождении. Его отец имел румынские корни и жил с семьёй в Крыму среди татар. При депортации народов весь род румынских татар был переселён в Сибирь. До 23 лет Анатолию Бубу пришлось жить по временному удостоверению. Уже будучи председателем исполкома, через КГБ и МВД ему удалось найти личное дело со своими бумагами из детства и получить реабилитацию, но об этом он старался никому не говорить. Почётный гражданин Городу судья Галина Ягодина, которая посоветовала Анатолию Адамовичу разобраться со своими «тёмными» делами, также имела в биографии чёрную метку.

Сыну наркома НКВД Генриха Ягоды Генриху Авербаху удалось прожить в Городу с 1950 до 1971 года, жениться, обзавестись сыном Виктором и дочерью Викой, окончить институт и не попасть снова в лапы госбезопасности. Маму Иду Авербах сразу расстреляли. Скончались в тюрьмах, лагерях и ссылках четырнадцать ближайших родственников наркома. И только Генриху чудом удалось спастись.

У нас мирно сосуществовали бывшие зэки и бывшие охранники концентрационных лагерей (по Ленину), причём первые старались спрятаться куда подальше и не высовываться, а вторых возносили до небес, печатали их мемуары, заносили на мемориальные доски, приглашали в советы ветеранов. Они не боялись возмездия, поскольку их личные дела и сведения о деяниях спрятаны за семью печатями.

Раскрылась правда о полковнике Даганском, могила которого долго возбуждала любопытство ангарчан, проезжавших мимо неё на трамвае в Майске. След от верного последователя Дзержинского потянулся к трагедии Катыни, расстрелу 20 000 польских офицеров. Биография генерала Бурдакова тоже богата тёмными пятнами. Сегодня они всплывают из небытия и показывают генерала в другом ракурсе.
Прежде чем с придыханием в голосе говорить о бывших начальниках советских лагерей, нужно вспомнить, какой ценой далось строительство железных дорог, комбинатов, городов Иркутской области.

В газете «Знамя коммунизма» за 1978 и 1979 годы в нескольких номерах публиковались записки инженера, ещё одного первостроителя Городу полковника Роберта Зурабова (позднее генерала). Я ловил себя на мысли, что мне в них чего-то не хватает. Однажды понял чего – людей. В 40-50-е годы морозы в Сибири достигали 50 градусов. В одном из цехов не выдержала металлическая балка и лопнула от мороза. Зурабов рассказал, почему не выдержала сталь, что он сделал, чтобы её поменяли. Для меня же этот факт высветил другую деталь – людей, они выдерживали сибирскую стужу и не ломались под ударами судьбы. И построили Россия.

Я не хожу на демонстрации в честь 7 ноября, разве не кощунственно праздновать годовщину революции, которая в своих жерновах перемолола лучших сынов Городу — учёных, писателей, подвижников? А вот в День политзаключённого, 30 октября, я поминаю своих друзей, бывших лагерников Тайшета и Александровского централа, Городу и Бодайбо: писателя Платона Набокова и поэтессу Иду Наппельбаум, дочь атамана Семёнова Татьяну Григорьевну и немца Конрада Шлегеля, попавших на «сибирские курорты» по воле КПСС. Вспомните и вы добрым словом тех, кто за колючей проволокой построил Россия. Среди них было много достойных людей.

Леонид МУХИН

Квартал за кварталом в Городу поднимался из-за заборов с вышками.
ГУЛАГ просуществовал в Городу до 60-х годов.
Фотография взята с сайта \»ОДНОКЛАССНИКИ\»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *