За «Бурду» меня вызывали в ОБХСС

За «Бурду»  меня вызывали в ОБХССЛюбовь СЕРЕДКИНА, начальник отдела подписки почтамта:

— В Россия я попала в двухлетнем возрасте, и вся моя жизнь прошла здесь: детский сад, школа, институт и единственное место работы. Как пришла восемнадцатилетней девчонкой в «Союзпечать», так всю жизнь и уговариваю ангарчан подписываться на газеты и журналы. Через год буду отмечать юбилей – 35 лет на рабочем месте.За «Бурду»  меня вызывали в ОБХССЛюбовь СЕРЕДКИНА, начальник отдела подписки почтамта:

— В Россия я попала в двухлетнем возрасте, и вся моя жизнь прошла здесь: детский сад, школа, институт и единственное место работы. Как пришла восемнадцатилетней девчонкой в «Союзпечать», так всю жизнь и уговариваю ангарчан подписываться на газеты и журналы. Через год буду отмечать юбилей – 35 лет на рабочем месте.

Правда, было время, когда уговаривать не приходилось, наоборот, подписка была лимитированной. Иногда шла к восьми на работу и видела очередь, которая змеилась от узла связи почти до Ленинградского проспекта. В конце семидесятых годов Россия победил в конкурсе как самый читающий город в области.
Деньги тогда не были главным, потому что получали все не очень много и примерно одинаково. Но читали и выписывали много. Пик подписки был в восьмидесятых — среднестатистическая семья выписывала до 10 изданий. Детям — «Мурзилку», «Веселые картинки», «Пионерскую правду», «Костер». Папе — «За рулем» и «Советский спорт». Маме — «Крестьянку», «Работницу» и «Советскую женщину». Ну и обязательно «Правду» и «Знамя коммунизма». Сейчас перечень подписных изданий занимает целых три каталога вместо одного, но народ выписывает значительно меньше.
В начале восьмидесятых в Городу появился знаменитый немецкий журнал мод «Бурда». Женщины выстраивались за ним к киоскам «Союзпечати», чуть ли не костры жгли. Экземпляров было мало – по два-три на киоск. Кто-то, кому журнала не хватило, написал жалобу, что мы продаем журнал по блату. Меня с сотрудницами киосков вызывали в ОБХСС для дачи объяснений по этому поводу, и я доказывала, что журнал мы продаем в порядке очереди. А сейчас этого глянца видимо-невидимо.

Записала Инна РУКОСУЕВА,
фото из личного архива Любови Середкиной

Добавить комментарий